286
Рубрика: литература

Эннистон Прайс — Тинсли Бинэм — Марк Стегер

Тема Дуэли: бесполезно рыдать

1. Эннистон Прайс

2. Марк Стегер

3. Тинсли Бинэм

Стихотворение Прайса выделяется личностной окрашенностью, подкупает то, что ЛГ в стихотворении – первое лицо и нарратив – это воспоминания. Несколько обрывистым смотрится начало стихотворения, написанное в инфинитиве, переход к личным формам глагола выглядит внезапным, неожиданным. Анжамбеманы не совсем удачны, поскольку рифма вышла глагольной, а приём переноса слов, скорее, служит для придания речи живости, неожиданности, помогает оставлять на конце строк разные части речи. Здесь же «чудил-уходил» в аналогично выстроенных фразах, что выходит неинтересным. Интересны образы – живые, иногда неожиданные (свеча за упокой -  бикфордов шнур), но понятно воспринимаемые (Большие груши, в родинках и шрамах, Фонариками светятся впотьмах.) И в целом, психологическое состояние, его изменения, видение мира героем весьма ясны и доступны. 

 

Шон Эстин — Линни Бертелсен — Пол Райзер

Тема Дуэли: стыд

1. Линни Бертелсен

2. Шон Эстин

3. Пол Райзер

 

Финн Вулфард — Милли Браун — Наталия Дайер

Тема Дуэли: бессмысленный век

1. Милли Браун

2. Финн Вулфард

3. Наталия Дайер


Росс Даффер — Шон Леви — Эндрю Стэнтон

Тема Дуэли: Кару не трудно стерпеть

1. Росс Даффер

2. Эндрю Стэнтон

3. Шон Леви

Росс Даффер взял за основу стихотворения довольно известный библейский сюжет о пире Валтасара,  что не помешало тексту быть свежим и интересным. Слог весьма современен, в хорошем смысле лёгок. Есть смешение культурных пластов – вавилонского (Иштар), античного (Зевс, Тифон); основной образ – слова на стене -  взят из библейского повествования, другие образы характерны для всего древнего Ближнего востока и Средиземноморья – вино, вода.  Но, несмотря на это, текст воспринимается цельно, объемно – словно разными глазами. 

Эндрю Стэнтон тоже небезынтересен, но его слог слишком тяжел и архаичен, при  смешении лексики – возвышенной и просторечной - доминирует возвышенная: (Но намного вовне кругозора земного отца /Воплощённая тайна механики сфер мирозданья …. А пославшие мя свою жатву обрящут сторицей. – тут уже Есепкин практически), и это усугубляется пятистопным анапестом. Звукопись порой тяжела – избыток сонорных и шипящих (В мире вещном доподлинно пули надёжней молитв. … Я нащупал руками ведущие нити Творца). Если уменьшить архаику, облегчить звукопись и синтаксис, то стихотворение станет ярким, воспринимаемым. 

 

Турнир утешения (2-ой матч, второй раунд)

4

5

2

3

1

6

 

Ной Шнапп — Роб Морган — Джо Крест

1. Роб Морган

2. Ной Шнапп

3. Джо Крест

 

Сэди Синк — Мэттью Модайн — Джон Рейнольдс

1. Мэттью Модайн

2. Сэди Синк

3. Джон Рейнольдс

 

Турнир утешения (1-ый матч, второй раунд)

5

4

3

2

6

1

 

Кара Буоно — Джо Кири

1. Кара Буоно

2. Джо Кири

Два соперника оказались почти равны, в первом тексте привлекло раскрытие темы не через образ смерти. Конечно, жизнь как хождение по канату – тоже распространенный сюжет, но здесь он звучит свежо и цепляющее, напряжённо. Связь акробат-зритель и возможность в любой момент поменяться местами считывается хорошо, подспудно звучит мысль о возможности внезапной гибели акробата (или зрителя, занявшего его место). 

Второй автор также берёт известные образы – черви, которые пожирают трупы, растущие на могиле цветы, но раскрывает их интересно, читатель видит картинку – и одуванчики, и маргаритки, и червей, чего уж. Слог вкрадчивый, почти разговорный, он хорошо передаёт сочетание жути и обыденности. Удачно смотрится неологизм «однотрупников». Финал показался чуть банальным, возможно, не нужно было давать эту мысль, оставить только материалистический аспект, а остальное отдать на читательский домысел. 


Ребекка Томас — Вайнона Райдер — Дэвид Харбор

1. Ребекка Томас

2. Вайнона Райдер

3. Дэвид Харбор

Дата публикации: 06 марта 2017 в 13:51