200
Рубрика: заметки

На мою соседку свалилось женское счастье.

Много лет она не могла родить. Долго жила замужем, потом  -- не замужем, лечилась, и всё никак.
Параллельно она занималась собаками. Хобби захватило её полностью, возможно потому, что она не работала, – мама и муж неплохо её обеспечивали. Собак она перепробовала разных, наконец, после пятнадцати лет экспериментов остановилась на крохотных собачках - уж не знаю, как они называются, лохматенькие такие, размером с половину кошки.
И вот, где-то на третьем поколении этих собачек, появился Он. Простой, добрый, не гламурный парень, без высшего образования и со склонностью к запоям, но с ним у неё получилось. Дважды за три года.

Они гуляли во дворе все вместе – три поколения лающих дискантом собачек, мама и две очаровательные девочки, одна в коляске, другая – за руку.

У старшей дочки была склонность к истерикам. В пределах нормы или паталогическая - не могу сказать, но иногда она, как говорят, "заходилась". Мама в таких ситуациях проявляла железную выдержку: никаких сюсюканий, никаких эмоциональных срывов. Чёткие волевые действия, уверенный голос, короткие фразы.

Как-то раз я стал свидетелем разговора соседки с моей женой, как раз во время такой общей прогулки с истерикой.

Старшая девочка то ли ушиблась, то ли просто капризничала, но плакала безутешно.

Жена: "Чего ты плачешь? Упала?"
Девочка кивает головой, не переставая рыдать.
Жена: "Сейчас мама подует и все пройдёт! – и, оценив неприступное спокойствие мамы, – дашь мне посмотреть где болит?"
На молчаливый вопрос жены соседка ответила: "Не нужно поддаваться на провокации. Дети должны чувствовать, кто главный. Иначе они никогда не усвоят – что можно, а чего нельзя. Особенно, пока маленькие. Потом поздно будет воспитывать".

Я тогда сразу вспомнил о соседкином обширном опыте собаководства. Собственно, в этой сцене соседки как бы и нет, в главной роли -- этот самый её опыт,  усвоенная методология.

Эта история ожила в памяти при просмотре очередных теледебатов, обычных, в которых тема не важна и кажется, что люди будут продолжать шуметь и жестикулировать даже если они, как строители Вавилонской башни, вдруг заговорят на разных языках.

И ведь люди то умные, культурные. Что заставляет их так себя вести, что дёргает их за ниточки? А сколько раз, в своих собственных спорах, я ловил себя на ощущении, что спорю не с человеком, а с другой концепцией, с текстами, которые оппонент когда-то прочёл. А во мне сидит другой текст. Который как-бы мой. Но мой ли?

Мы говорим "знание - сила", но, вполне ли мы представляем влияние на нас этой силы? Насколько оправдана уверенность в том, что эта сила - наша, что мы её контролируем? Может быть чтение, вообще – любые отношения с новыми идеями – это не просто усвоение смыслов, как мы поедаем и усваиваем пищу, это именно "отношения"? Пока я осваиваю новый текст, заключённые в нем идеи и методы осваивают меня. И неизвестно, чем всё закончится – кто станет чьим в результате этих отношений.

Иногда кажется, что главные свободы нашего просвещённого века, нашей революции знаний – свободный доступ ко всему и бесконтрольный выпуск в обращение любого текста или медиа, сравнимы по последствиям с бесконтрольным выпуском и применением химических веществ – заказываешь в ресторане салат, а креативный повар в него по своему вкусу добавляет ЛСД. Ты прочитываешь, то есть - съедаешь, и тебе сносит крышу.

Может быть, знаниям нужна удерживающая и направляющая традиция, как в доме нужен очаг, чтобы свободный огонь не превратился в бедствие?

Может, для свободы, для внутренней свободы, нам не хватает как раз ограничений – ограды, которая создаёт тишину и покой, за которой мы можем расслышать друг друга и самих себя?

Иногда так хочется просто быть собой, просто быть, без критического взгляда, без тревожного давления "знаний", чтобы это был просто Я, а не чьи-то тексты и концепции во мне, – присутствовать в мире так, как это делают дети. Мне кажется, в таком состоянии "просто человека" невозможно будет спорить и обижаться.

Вот те спорщики из телевизора, если бы вдруг вышли из-под власти идей, наверное, не махали бы друг на друга руками, не перебивали бы друг друга, а затихли бы, пришли бы "в себя" и увидели бы общее, а не разное, – вместе радовались бы или молча грустили бы или пели бы хором.

Но знания - наше все, и вопрос защиты от них может прийти в голову только безумцу.

Я выключаю телевизор с конфликтующими текстами и слушаю приглушенные межэтажным перекрытием собачий лай и безответную истерику соседкиной дочки. Теперь уже младшей.

 

Дата публикации: 14 апреля 2017 в 00:03