361
Рубрика: литература

Эндрю Линкольн — Чендлер Риггз — Норман Ридус

Тема дуэли: Необходимое зло.

1. Чендлер Риггз

2. Эндрю Линкольн

3. Норман Ридус

Мне импонирует тонкая подача Чендлера Риггза – путём метафор, перифразов, символов. Стихотворение богато на аллюзии. Думаю, так и нужно писать на тему «необходимое зло». Вышло актуально, но ненавязчиво. Текст Чендлера показался самым выверенным в данной дуэли. Рифмы интереснее, чем у оппонентов. Понравились амплификации: «типуны на языках бескостных», «кольца и концы всегда по парам». «как Макбе́т в Бирна́мскую чащобу» – правда, зачем расставлять ударения в хорее, мне непонятно.

Эндрю Линкольн продолжает классическую тему черного человека. Как и у Риггза, присутствуют разного рода отсылки. С помощью уменьшительно-уничижительных суффиксов («человечинка как и все»; «черт его душеньку разберет») хорошо передаётся самоирония. «Во сне храпит» – плеоназм, поскольку «храпеть» означает  издавать хриплые, сопящие звуки во время сна. С местоимениями, на мой взгляд, перебор. «жизнь СВОЮ проводит под потолком» – однозначно, втычка. «лет ему бы семьдесят, ну – с хвостом, // что потом? не будет его потом» – здесь, например, местоимение «его» по синтаксису относится к «хвосту», а не к ЛГ. «кому? почему? зачем? за что?» – в моём представлении вопрос «за что?» охватывается вопросом «почему?», поэтому выглядит вставленным для соблюдения ритма. У Линкольна в стихотворении много устойчивых выражений, но в отличии от Риггза он некоторым из них не придал нового звучания: «напивается в стельку», «лет ему бы семьдесят, ну – с хвостом», «проглотит ком». Из-за этого фразеологизмы в данном случае выглядят готовыми детальками.

Строка «Косой косить росу, коровий бог» у Нормана Ридуса производит впечатление скороговорки. Люблю аллитерации, но здесь, по-моему, приём ради приёма. К тому же «косой косить» – плеоназм, так как «косить» – срезать косой. «За это где-то там распяли бога, // За то что сир, бессмертен и убог» – много втычек. Учитывая, что вторым значением слова «сир» является «беспомощный, убогий, несчастный, одинокий», то происходит ещё и дублирование смысла. «Под (или над?) таким абсурдным небом» – «таким» является втычкой. Рифмы разной степени точности: едва уловимые созвучия (видишь/выжать; бытия/твоя) перемешаны с точными грамматическими рифмами (грибками/руками). Не радуют банальные руками/камень, небом/хлеба, бога/дорога.

 

Джош МакДермитт — Кристиан Серратос

Тема дуэли: Сон разума.

1. Джош МакДермитт

2. Кристиан Серратос

У Джоша МакДермитта понравился подход к раскрытию темы. Наиболее афористично «сон разума» отражён в строках: «И говори – копай себе могилу – // о глупой смерти умного Христа». Стихотворение написано на историческую тематику современным языком. «Моими ли устами // глаголет истина, ведущая не в рай?» – правда, «уста» и «глаголет» смотрятся как-то чужеродно, учитывая, что такое вкрапление единично. Стоит отметить удачную игру с омографами («что каждая дорОга дорогА»), однокоренными словами («чернил уже тогда ты очернил»).

«О тех, кто вознесли на пьедестал» – литературной формой является «о тех, кто вознёс». «Горсть часов или минут» – ритмическая инверсия, читается «илИ». «От жара убегая по ладоням и на пол в лужу каплями сбежав» – рассогласованность глаголов по видам.

У Кристиана Серратоса интерпретация «сна разума» как жизни по инерции представляется интересной. Как и в первом стихотворении, имеется косвенное раскрытие темы через противопоставление веры и разума («читаешь «отче»). Автор переборщил с передачей атмосферы дня сурка. Плохо, что само стихотворение звучит очень монотонно. В нем переизбыток творительного падежа и омонимичных ему по звучанию наречий. Свою лепту вносит и пятистопный ямб вкупе с грамматическими (жуками/рывками) и банальными (тучи/летучий) рифмами, не очень удачными анжамбеманами. Также имеется перебор с глаголами движения второго лица настоящего времени: «спускаешься», «спешишь», «забираешься», «бежишь». Из этой цепочки глаголов несовершенного вида выбивается «представишь» – один единственный глагол совершенного вида в будущем времени. «Растёт лежалый мир куда-то вверх, // Карабкается майскими жуками»  – мир один, поэтому логичнее было бы его сравнить с одним майским жуком.

 

Турнир утешения (3-ий раунд)

Тема дуэли: Следы зимы.

1. 3

2. 4.

3. 1

4. 2

5. 5

Стихотворение №3 написано на стыке двух жанров – городской лирики и фэнтези. «Ржавые крылья качелей», «рёбра – заиндевевшие прутья забора», «смертные долины города», «мокнущий шрам теплотрассы» и.т.д. создают зловещую атмосферу. При этом ЛГ старается её не замечать: «капюшоном закроюсь», «не вижу ничего и не знаю», «прохожу без оглядки», «не замечу другого мира». В стихотворении отлично передаётся состояние отчужденности. Также лейтмотивом идёт тема взросления: «вымахали сугробы», «день был украден из колыбели», «выращивала слугу», «ни рёва младенческого», «рубашка трещит по швам». Сюда же и упомянутые «сумерки», символизирующие окончание одного цикла и начало другого. Таким образом, в стихотворении имеются противопоставления сказки и реальности, детства и взрослости. «Полуслепой пеленой отзовутся глаза и окна» – хороший пример, как можно придать штампу (глаза-окна) новое звучание. Стёртая метафора (глаза-окна) трансформирована в зевгму.

От стихотворения №4 осталось смешанное впечатление. С одной стороны, есть очень яркие образы. Например, «небритый февраль» (рисуется суровая зима), «облачный муравейник». Понравились звуковые игры («незачатых зайчаток»). «Учись у зверушек, у зайца косого, лисы» – отсылка к стихотворению Фета «Учись у них – у дуба, у берёзы. // Кругом зима. Жестокая пора!». С другой стороны, «Лисице, небось не к лицу пустоследием спамить» – интересно, но виртуальная тематика («спамить») не получает развития. «Сахарной, сука, глазури» – какую функцию здесь выполняет слово «сука»? Вообще нарочитые грубость («Вот, сука, наследие! Зверская, мать её память») и  антиэстетство («все березы в лесу обоссыт», «не ссы») лично мне не легли. Перестарался Автор с брутальностью, на мой взгляд.

«Ложатся листами бумаг» – слово «бумага» в значении материал является неисчисляемым существительным (не имеет множественного числа). Исчисляемым оно является только в значении «документ». «подставив свои насекомые плечи» – «свои» является втычкой. «Босое лицо» – как по мне странное словосочетание, поскольку «босой» – необутый, с голыми ногами. «Жопой кидайся на снег, словно раньше не жИл» – по правилам в данном случае ударение должно падать на «не». «Комом катайся, встань нА четвереньки и бегай» – акценты расставлены таким образом, что икт приходится на предлог, а значимое слово оставлено без ударения.

№ 1 «Одноцветные дни», «праздник фальшив», «искусственна ёлка» «накопленное тепло», «боль слов» и.т.д.  – пафосно и штампованно. «А ты свою лямку вымышлено тяни» – выбивается из образного ряда, на мой взгляд. «Ещё один год» – «один» в данном случае  является бесполезным словом, так как слово «год» стоит в единственном числе,  и так понятно, что он один. «И солнце черно, когда одноцветны дни» – имеется корневой повтор (один/одноцветны), которого можно было его избежать, изменив «одноцветны» на «монохромны». «Придёт Нисан // Весенний месяц» – спасибо, кэп. «И мир погрузится в хаос» – читается «погрузИтся» вместо «погрУзится». Есть проблемы с пунктуацией, архаичные усечённые формы («подсознанье») вместо современных полных. «Расплавить снегов вобравшую грязи плоть» – кривая инверсия. «Вернуть тишине намоленной болью слов» – «намоленной болью слов» выделяется запятыми.

№ 2 – «На площадь день приводит снег — нет танцовщицы!» – неправильная постановка ударения («танцовщИцы» вместо «танцОвщицы»); возникает грамматическая амфиболия: день приводит снег или снег приводит день.  «На камень серебристый след зимы ложится...» – амфиболия: серебристый камень и серебристый след. «На площадь день зовет толпу» – стыки согласных: площадь день, зовёт толпу.  Перебор с восклицательными знаками отдаёт истерикой. Использование неуместного архаизма («средь»), инверсий в родительном падеже («тела медь», «сердца свет») производят впечатление необходимости соблюсти размер. Соседство в одном тексте точных суффиксальных рифм (золотишко/мальчика) и ассонансов (маслом/счастье) смотрится плохо. «Пришли глазеть на тела медь» – вдобавок к такой мешанине появляется случайная внутренняя рифма глазеть/медь.

№5  «Совру, сказав, что времени навалом, // но понимаю, что существовала» – речевая избыточность, слово «сказав» лишнее, так как «соврать» – сказать неправду. Также здесь рассогласованность глаголов по временам и видам: совру (будущее, совершенный) и понимаю (настоящее, несовершенный). Дальше по тексту времена также скачут. «Облагородит ветки, крыши и машины» – перечисление построено таким образом, будто у машин нет крыш. «Собакою побитой» – во-первых, слезодавительно. Плохо смотрится в тексте и без того напичканным пафосом и расхожими формулировками: времени навалом, не хватает сил, предательский наклон оси, все ждут конца, тихо ненавидят, в злости и обиде. Во-вторых, соседство в одном тексте (тем более в рамках одного словосочетания) полных и усечённых форм смотрится плохо. С одной стороны, схема рифмовки нетривиальная: АААБ СССБ. С другой стороны, толку от неё особого нет, так как степень точности у рифм разная.

 

Аланна Мастерсон — Майкл Кудлиц

Тема дуэли: Невозможное невозможно.

1. Аланна Мастерсон

2. Майкл Кудлиц

 Стихотворение Аллана Мастерсон нанизыванием уточняющих конструкций, синтаксическим параллелизмом по стилю немного напомнило «Синоптиков» Бутусова. Строка «Терпкие сны безнадёжных любителей травок» перекликается с «любители кухни естественных блюд // гурманы травы и растительной пищи». «Не исцеляют, и будут по-своему правы // Те, кто избрали в пастыри холуя» – непонятно, почему сказуемое идёт в будущем времени («будут правы»), если они уже избрали; конструкции типа «те, кто избрали» являются разговорными, в книжной речи правильнее было бы употребить единственное число («избрал»). «Ровной толпой выходить на подтаявший лёд» – «ровная толпа» является оксюмороном, так как «толпа» – нестройное, неорганизованное скопление людей, сборище. На мой взгляд, уместнее было бы сказать «шеренга», «строй».
«В миг убедившего люд рассуждением чинным» – насколько я понимаю, здесь «вмиг» употребляется в значении «быстро», то есть является наречием и пишется слитно. «В позах со странным изгибом уставших спин» – позы во множественном числе, спины тоже, а изгиб один на всех?

Пока читал стихотворение Майка Кудлица, ни на секунду не покидало ощущение дежавю. «Уйдёт на рассвете», «целый мир в тебе обрету», «оставит твои ключи», «жалобно всхлипнет дверь» – по содержанию очень и очень ванильно. «Это, в сущности, хорошо» – прямо почувствовал себя сынком из стихотворения Маяковского, которому объясняют, что такое хорошо и что такое плохо. «Целый мир в тебе обрету» – «целый мир», на мой взгляд, избыточная конструкция, так «мир» – система мироздания, как целое. К тому же в данном случае определение «целый» проскакивает мимо икта. Втычечно и тавтологично. Звукопись тоже не ахти, стыки одинаковых звуков: «стоит только», «пересечь черту», «оставит твои». Естественно, не обошлось без рифмы дверь/зверь. Для отнесения стихотворения к философской лирике не хватает глубины, к любовной – экспрессии и ярких образов.

Дата публикации: 14 апреля 2017 в 14:32