176
Рубрика: заметки

Говорят, что метафора  это энтимема или усеченный силлогизм.

В самом деле, метафора  это усеченный силлогизм, и то, что "медиум" этого силлогизма не всегда очевиден, отнюдь не означает, что его нет.

Но порой медиум может быть выбран без оснований. В этом случае метафора становится невнятной. (А слова приставлять к словам всякий может).

Важно, чтобы это было со смыслом.

Искусство Поэзии  это искусство концентрации смыслов и образов в весьма ограниченном по размеру тексте и в определенном формате (рифма, ритм) при максимальной образности и насыщенности символического ряда.

Плюс желателен адекватный реализм и психологизм, чтобы стихотворение могло быть понятно не только автору, но и всем людям с подобным опытом и "общекультурной базой". ИМХО, естественно...

Иными словами и проще:

Метафора строится на совместимости понятий (самое смешное, что даже у внешне несовместимого оксюморона есть свой медиум совместимости! ).

Главное, чтобы было достаточное основание для выявления признака совместимости.

В этом чудо поэтического дара: разглядеть тайные связи в мироздании и явить их через словесную вязь.

(Именно поэтому мне не симпатичен декаданс  он не раскрывает онтологию, а зашоривает ее своими словесными ужимками и кривляньями).

 

Из Аристотеля комментарий по теме:

«Откуда черпаются изящные и удачные выражения?  Какой род метафор наиболее заслуживает внимания? Разобрав этот вопрос, следует сказать о том, откуда происходят изящные (греческое слово) и удачные выражения. Изобрести их - дело человека даровитого или приобретшего навык, а показать, (в чём их особенности), есть дело этой науки. Итак, поговорим о них и перечислим их. Начнём вот с чего: естественно, что всякому приятно легко научиться (чему-нибудь), а всякое слово имеет некоторый определенный смысл, поэтому всего приятнее для нас те слова, которые дают нам какое-нибудь знание. Слова необычные нам непонятны, а слова общеупотребительные мы понимаем. Наиболее достигает этой цели метафора, например, если поэт называет старость стеблем, остающихся после жатвы, то он научает и сообщает сведения с помощью рядового понятия, ибо и то и другое - нечто отцветшее. То же самое действие производят уподобления, употребляемые поэтами, и потому они кажутся изящными, если только они хорошо выбраны. Уподобление, как было сказано раньше, есть та же метафора, но отличающаяся присоединением (слова сравнения); она меньше нравится, так как она длиннее, она не утверждает, что «это - то», и наш ум этого не требует. Итак, тот стиль и те энтимемы по необходимости будут изящны, которые сразу сообщают нам знания; поэтому-то поверхностные энтимемы не в чести (мы называем поверхностными те энтимемы. которые для всякого очевидны и в которых ничего не нужно исследовать); не (в чести) также энтимемы, которые, когда их произнесут, представляются непонятными. Но (наибольшим почётом пользуются те энтимемы), произнесение которых сопровождается появлением некоторого познания, даже если этого познания раньше не было, или те, по поводу которых разум немного остаётся позади; потому что в этих последних случаях как бы приобретается некоторое познание, а в первых [двух] нет. Подобные энтимемы пользуются почётом ради смысла того, что в них говорится: что же касается внешней формы речи, то (наибольшее значение придаётся энтимемам), в которых употребляются противоположения, например, «считая их всеобщий мир войною, объявленной нашим собственным интересам», здесь война противополагается миру. (Энтимема может производить впечатление) и отдельными словами, если в ней заключается метафора, притом метафора ни слишком далёкая, потому что смысл такой трудно понять, ни слишком поверхностная, потому что такая не производит никакого впечатления. (Имеет) также (значение та энтимема), которая изображает вещь перед нашими глазами, ибо нужно больше обращать внимание на то, что есть, чём на то, что будет. Итак, нужно стремиться к этим трем вещам: метафоре, противоположению, наглядности. Из четырёх родов метафор наиболее заслуживают внимания метафоры, основанные на аналогии: так, например, Перикл говорил, что юношество, погибшее на войне, точно так же исчезло из государства, как если бы кто-нибудь из года уничтожил весну. И Лептин по поводу лакедемонян (говорил), что он не допустит, чтобы Эллада стала крива на один глаз. И когда Харет торопился сдать отчет по Олинфской войне, Кефисодот сердился, говоря, что он старается сдать отчет в то время, когда народ «кипит в котле». Так и некогда (оратор), приглашая афинян, запасшись провиантом, идти в Евбею, говорил, что постановление Мильтиада должно «выступить в поход». И Ификрат выражал неудовольствие по поводу договора, заключенного афинянами с Эпидавром и всей прибрежной страной, говоря, что они сами отняли у себя провиант на время войны. И Пифолай называл параду палицею народа и Сест - решетом Пирея. И Перикл требовал уничтожения Эгины, «этого гноя на глазах Пирея». (Аристотель, Поэтика. Риторика, СПб, «Азбука-классика», 2010 г., с. 290-292).

 

(Январь 2017)

Дата публикации: 17 апреля 2017 в 12:27