346
Рубрика: философия

Когда-то давно, шагая по земле германцев, я, будучи сыном высокопоставленного офицера КГБ, вдруг поймал себя на весьма крамольной для того времени мысли. Я думал о том, что, возможно, коммунизм, марксизм-ленинизм – это все враки. Я думал: «А вдруг все на самом деле не так, вдруг нами просто управляют, используя вбитые в нас идеи». Я не мог ни с кем поделится этой мыслью, потому что сам факт ее существования, ставший известный кому-либо, мог поставить крест на карьере моего отца и на моем будущем. Даже родителям я этого сказать не мог, ибо мой отец, как офицер КГБ, не остановился бы, пока не выведал источник, откуда эта шальная мысль ко мне прилетела. Уверен, что вряд ли что-то подобное могло преключиться в моей голове, если бы я находился где-нибудь Тотских лагерях или поселке Ледяная Амурской области. Это произошло в Германии – там, где противоборствующие системы смотрели друг на друга в упор, где ненависть жила в дыхании ветра и приходила в нашу жизнь с каждым восходом солнца. Это было там, где альтернативная идеология была близка и доступна, и возможность ее познания ограничивалась только степенью познания иностранного языка.

Именно тогда я понял, что знание языков – это свобода.

Если бы я тогда высказал бы эту мысль вслух, то меня бы ждала участь изгоя в советском обществе. Но я уже был достаточно взрослым, чтобы понять это и промолчать, и еще слишком юным, чтобы испугаться этого и опять же – промолчать. Сегодня рассказы о подобных автобиографических фактах многими воспринимаются, как бравада или приспособление.  Однако, это никак и ни в коей мере не сделает меня изгоем сегодня – сам факт этот интересен только с исторической точки зрения, как понимание атмосферы того времени и не более. Я об этом уже как-то раз писал и совсем не собирался поднимать эту тему снова, если бы не поразительно схожие чувства, которые мне довелось испытать совсем недавно, в месте, где, как когда-то в Германии, камни, брошенные в воду, упали совсем рядом, и волны, отходящие от места падения кругами по воде, особенно сильны и коротки. В таких местах волны, встречаясь, дерутся друг с другом, периодически входят в резонанс. Чем дальше от таких мест, тем длиннее волны – там они просто сливаются. Здесь же становится поразительно страшно от того, что законы физики, науки точной, полностью актуальны, во всяком случае в части волновой теории, практически ко всем аспектам нашей жизни: мыслям, поведению и, даже, чувствам.

Возможно, многие назовут меня отступником или невеждой. Кто-то из очень сведущих критиков, скажет, что он (то есть – я) не знает и не понимает того, о чем он пишет, образованность его в данной области оставляет желать лучшего. Возможно это так. Я не хочу этого отрицать, ибо в данном вопросе я согласен с Сальвадором Дали: «Не следует бояться совершенства – оно нам не грозит». Но, тем не менее, позвольте заранее возразить и по факту. Речь пойдет о месте, куда приезжает множество туристов круглый год за одним и тем же. И эти толпы живущих на этой планете в основной своей массе еще менее сведущи в затрагиваемых вопросах, нежели я. Большинство тех, кто пытается вникнуть в тему и найти истину, приходит к похожим мыслям с моими, как мне это удалось выяснить, независимо от их национальности и вероисповедания. Если только они - не фанатики.

Как когда-то, я - сын офицера КГБ, шел по Германии, снова я - правнук священника, шел по Иерусалиму. Иерусалим – вечный город, святое место для трех мировых религий, место, где живет ненависть! Это место, где камни трех конфессий упали в воду, пустив круги по воде. Это место, которое, вопреки проповедям детей Божьих или Пророков (кому, как ближе), не блещет примерами милосердия и добродетели.

Сразу стоит пояснить на какой колокольне я нахожусь, чтобы понять точку, из которой формируется взгляд на происходящее. Я ото многих слышал, что церковь или мечеть – это лишний посредник в общении с Богом, слышал я и совсем шовинистические мнения о неприемлемости мирного сосуществования конфессий. Сам же я уверен, что только их сосуществование – это наш шанс выжить. Быть вместе – это значит понимать друг друга. Для того, чтобы понимать друг друга мало говорить на одном языке – надо иметь что-то общее в душе, надо интересоваться друг другом. Коммунисты, вероятно, это понимали – отсюда и сплоченность великой общности «советский народ» до того момента, пока эта идеология, впрочем, как и вся идеология в принципе не прекратила свое существование на территории Советского Союза. Кто я? Я считаю себя православным христианином! Мой прадед служил священником в Муроме. Но к православию я отношусь, как к неотъемлемой части культуры моего народа и моей Родины, любить которую меня научили! И в самом деле, если задуматься: кем бы мы, русские, были, если бы не были православными? Возможно, мы были бы мусульманами, но, увы, история не терпит сослагательного наклонения. И мы, русские, - православные. Православие – наша культура, влияющая на наше самосознание и поведение. Но тот же вопрос: «Кем бы были арабы, если бы они не были мусульманами?» Огромный пласт арабской культуры нераздельно связан с Исламом. И ничего с этим не сделать и делать не надо! На мой взгляд учение именно этим и отличается от секты, что несет на себе культурную нагрузку определенного этноса. Говоря об арабах, мы инстинктивно думаем о них, как о мусульманах, о русских – как о православных, о японцах – как о синтоистах, о монголах – как о буддистах. О евреях и говорить не приходится… Поэтому я -  православный! И горжусь этим! Горжусь нашей историей, горжусь тем, что (теперь я это знаю точно) именно мы, православные, являемся примером массового сострадания и человеколюбия.

При этом, я имел честь общаться духовными лидерами мусульман России, и я так же горжусь этим фактом. А теперь я еще и знаю, что только в России православный может ходить в гости в мечеть к друзьям, чтобы просто поговорить.

Именно здесь в России, за меня, за православного, поручались еврейские духовные лидеры перед своими собратьями.

И это абсолютно невозможно в Иерусалиме! Никогда!

Даже в Стамбуле совсем не так. Стамбул – Истамбул (Исламбол) – означает город, наполненный исламом. Но Великий Ататюрк сумел найти золотую середину и, некогда непримиримые османы, прониклись идеями светского государства и мирного сосуществования конфессий. К чему приводят попытки исламизировать Турцию, как государство, мы недавно наблюдали на примере неудачного военного переворота. Переворот не удался, но турецкие правители, тем не менее, похоже, выводы сделали. Поэтому Стамбул – сегодня один из самых толерантных городов на земле. Таким же уникальным городом является Казань, где рядом с мечетью Кул-Шариф соседствует Собор Казанской Божьей матери, внутри которого, у металлоискателя, стоит полицейский, по внешности – явно татарин, скорее всего, мусульманин. И никого это не смущает, и никому даже в голову не приходит мысль задаться вопросом на эту тему.

В Иерусалиме также соседствуют святыни, но плотность ненависти и напряженности, витающие в воздухе, многократно увеличивают расстояния. Здесь как ни где понимается, что мир – хрупкий, как хрусталь. Пуп Земли – Краеугольный камень, с которого началось сотворение мира, по мнению евреев, скрыт где-то в стене плача, даже условно на ней обозначен. По мнению мусульман, этот камень находится под Куполом скалы на Храмовой горе. Мне кажется, что Краеугольный камень не имеет материального воплощения и, как и все в любой религии – вещь условная. Краеугольный камень – иносказание, как все в Торе. Он поселяется в души тем, кто обитает на обетованной земле.

Там условно, почти все!  Христиане, приезжая в Израиль, считают своим долгом окунуться в святые воды Иордана. Но, место, где Иисус принял обряд крещения давно уже находится в пустыне и совсем не на территории Израиля, а в Иордании. Река давно поменяла свое русло. Но условно считается, что воды этой реки, в принципе, священны. Поэтому ,Правительством Израиля, то есть евреями (в смысле иудеями) определено место, где можно осуществить омовение в водах Иордана – это Ярденит. Место выбрано не случайно и чисто из практических соображений. Иордан – не только вода, но и граница двух государств почти на всей своей протяженности, кроме того, вода в Иордане не отличается кристальной прозрачной чистотой. Ярденит – это место, где река только вытекает из озера Киренит и еще достаточно чиста. Кроме того, в этом месте ее русло делает петлю в сторону земли обетованной, прочь от неспокойной границы. Во всем остальном – все достаточно условно и является вопросом веры. Даже веры не как таковой, сколько веры персональной, веры в то, что ты делаешь. Опять же, как в физике: допустим, что газ идеальный – получите три закона идеального газа. Только идеального газа в природе не встречается! А законы? Законы – это лишь теоретическая ступень к познанию чего-то большего. Так и вера: это ступени, по которым мы взбираемся с разной интенсивностью к чему-то, чего мы не знаем. Вера – это путь! Прямо, как у Маркса: «движение – форма существования материи». Да, каждый раз философствуя на тему мироздания и законов бытия, мы вновь и вновь изобретаем велосипед, блуждая в потемках с закрытыми глазами, бесцельно тратя драгоценное время.

А ведь все давно сказано, Он неоднократно вкладывал свои слова с уста гениев и говорил с нами: «Жорес не учел, Герцен не сумел, Толстой недопонял – как будто в истории орудовала компания двоечников!» Это шедевр советской кинематографии: «Доживем до понедельника». Только сегодня понимаешь, что это, конечно, Господь вкладывал слова в уста его авторов – сценариста Георгия Полонского и режиссера Станислава Ростоцкого. И самая главная фраза этого фильма: «Счастье – это когда тебя понимают». Взаимопонимание – это то, чего нам не хватает! И если уже я себя обозначил, как православного, то в первую очередь этого взаимопонимания не хватает евреям и мусульманам, и евреям – в большей степени.

Вы много знаете мусульман, которые открывали Библию или Тору? Это вообще выглядит невозможным. А христиан, открывавших Коран или Тору? Вот иудеи, открывали и то, и другое, Библию – особенно часто, ибо священное писание Танах почти полностью совпадает с Ветхим Заветом. Более того, уверен, что аналитические выкладки из Библии, сделанные в подтверждение верности учения Мухаммеда ничего общего не имеют ни с мнением муфтиев, ни с мнением религиозных исследователей. История и впечатления показывают, что противостояния между исламским и христианским миром не существует! Каждый раз, вставая на защиту Родины или на защиту веры, мы защищаем евреев от уничтожения. Принято считать, что Первая мировая война закончилась Версальским договором. Но она, в действительности, закончилась 30 октября 1918 года изгнанием османов с земли обетованной. А в России появилось государство нового типа – возглавляемое евреями. Вторая же мировая война в действительности закончилась образованием Израиля и не без помощи СССР, а при его непосредственном участии. Я не выступаю против евреев и не являюсь антисемитом. Я говорю об очевидных фактах, которые просто надо признать! Гитлер, объявив войну евреям не знал истины, которую вывели позже крестные отцы: Мафию нельзя победить – ее можно только возглавить!  А евреев и возглавить нельзя, если ты не еврей и не прошел неимоверное количество посвящений к тайным знаниям, главной тайной которых является отсутствие таковой. Но почему никто не пытался их понять? А потому, что они сами этого почему-то упорно не хотят.

Иерусалим – именно здесь кроется камень раздора. Он скрыт от глаз неверных Куполом Скалы на Храмовой горе. Это место, которое является главной святыней для евреев и третьим по значению для мусульман. Оно так же является священным и для христиан: здесь первосвященник Захария ввел в храм Богородицу и благословил ее на Богорождение. На этом месте стояли первый и второй иудейские храмы, разрушенные Навуходоносором и римлянами. Стена плача – это то, что от них осталась, у которой евреи оплакивают свой храм. Это место, куда Мухаммед перенесся из Мекки на коне Аль-Бараке и вознесся к небесам, где получил пять намазов.

Ошо, человек далекий от ислама и христианства, как-то сказал, что люди отличаются от животных тем, что они, строят не только жилища, но и – объекты культа. Невероятное определение! Особенно на фоне Дарвина.

Сама атмосфера Иерусалима такова, как мне показалось, что если бы я сюда приехал на какое-то продолжительное время с каким-нибудь своим другом-мусульманином или евреем, то, через месяц непрерывного пребывания здесь, мы бы были готовы к тому, чтобы стрелять в друг друга.

Я не хочу терять своих друзей, поэтому пишу эти строки.

Христиане с колокольни Иерусалима вообще не заметны и выглядят, как какая-то мелкая общность. Да, там есть Храм гроба Господня, который стоит на месте Голгофы и где похоронено земное тело Христа. Но, в целом, христиане не участвуют в противостоянии взглядов, хотя их и пытаются втянуть в него. Прикладывался к гробу и я. Омывался я и в Иордане. Но это все не спасло меня от мыслей: разве не человеколюбию учил нас Христос, разве не молился Мухаммед во время сражений? Так почему на месте их вознесения идет бесконечная война. Война жестокая, без правил, не щадящая людей по возрасту, половому признаку и социальному статусу.

Вот в этом месте евреи начнут кричать: «Потому что…». И бесполезно им приводить контраргументы. А ведь история помнит жестокость Армии Освобождения Израиля при взятии Хайфы во время войны Израиля за независимость, помнит история и фаты расстрела военнопленных на Синайском полуострове во время шестидневной войны. Самое интересное, что нас, христиан, в этой войне нет, но нас постоянно в нее втягивают. Помните, я говорил, что защищая свою Родину, мы почти всегда защищаем евреев от уничтожения, и совсем не мусульмане пишут труды по якобы исследованию Библии, которые, кстати, только лишний раз доказывают, что мы верим в одно и то же.

Ислам учит, что Коран – это последняя редакция закона Божьего. Ислам не отрицает законов Торы и Библии. Ислам очень близок к принципам юриспруденции. Наверное, поэтому существуют страны, в которых применяется малякитское право, основанное правилах, проповедуемых Исламом. В Юриспруденции последний вышедший закон отменяет действие предыдущих. Так и в Исламе – Коран отменил правила Библии и Торы. Сам по себе Коран совершен, как художественное произведение – его читать очень легко.

Библия читается не просто, очень много иносказаний, а в Новом Завете еще и редакций несколько, от разных Апостолов.

Тору, то есть ее письменное воплощение – Талмуд, читать очень трудно, к ней надо сначала привыкнуть, представить себя кем-то другим, совсем не тем, кем ты являешься.

Но не эти разночтения стоят в основе межконфессионального конфликта. Все гораздо проще – даже не Иерусалим как таковой, ссорит нас. Все дело в небольшом участке Земли в сердце Иерусалима – Храмовой горе.  Место, куда, наверное, меня бы совершенно спокойно пропустили мусульмане, но куда меня не пустили евреи из-за того, что я не мусульманин. Это очень и очень странно. Причем, в качестве проверки, солдат с кипой на голове просит произнести суру из Корана. Несмотря на то, что я христианин, я мог бы это сделать без особого труда, но не стал будоражить установленные правила. Иерусалим сейчас в руках евреев, они его захватили в ходе шестидневной войны. Захватили они и Храмовую гору, но на следующий день отдали мусульманам. Не потому, что они такие великодушные, а потому, что, оставь они Гору себе, никто бы больше за них не вступился. Они оставили себе стену плача, которая ограждает Гору с западной стороны, но, когда они молятся, они обращают свои молитвы в стороны Храмовой Горы. В разговорах вокруг Храмовой Горы совсем не упоминают христиан – упоминают лишь тот исторический факт, что на этом месте был образован орден Тамплиеров. Евреи утверждают, что они построят новый Храм на Горе, когда придет мессия. При этом, никто ничего не поясняет. Вообще, евреи ведут себя так, что, мол, вот еще надо нам тут что-то пояснять – просто не утруждают себя этим. Вы не встретите на телевидении Израиля просветительскую программу по иудаизму, в том время, как у нас есть целые православные и мусульманские телеканалы. Да и факт, что евреев не понимают – их то же не сильно заботит. Складывается впечатление, что лучше потерять своих солдат, чем что-то кому-то объяснить. Что это? Тайное знание? Или боязнь утратить власть над миром, если вскроется правда?

Как все выглядит со стороны? Иисусу пришлось умереть и воскреснуть для того, чтобы донести до людей свое учение. Не все люди – волхвы, которые увидев звезду, как Вифлеемскую, поймут, что в мир пришла мессия. Мухаммед нес свое слово и молитвой, и терпением, и с оружием в руках. Его семья ему объявляла бойкот, не признавая слово Божье, которое он нес людям. И вот представьте… Завтра волхвы увидят звезду, и евреи узнают, что пришла Мессия, и скажут: «Время строить храм!» Это и есть Конец Света – ибо это война, которой свет еще никогда не видел. Может, именно поэтому, Ислам учит, что следующая, так называемая мессия – Даджаль, у христиан известный, как Антихрист, который «придет с Востока на огромном осле».

Самое интересное, что Талмуд допускает приход мессии в том числе и на осле, правда не уточняет с какой стороны, но по географическому смыслу, больше похоже, что с запада.

И вот тут меня поразила простая мысль: что, если все дело в разном отношении к одним и тем же терминам?

Ведь в Исламе такого понятия, как Мессия, в сущности нет. Для мусульманина нет иного Бога, кроме Аллаха и Мухаммед - пророк его. Есть в Исламе место и Исе, Мир ему, известному христианам, как Иисус, который, как и Мухаммед был посланником Божьим, но который пришел не с новым законом для всего мира, а на землю обетованную, чтобы проповедовать старый закон, ибо Танах (Ветхий Завет) уже существовал.

Для нас, христиан, Иисус – Мессия, сын Божий, Царь Иудейский, хотя главой государства, в отличие от Мухаммеда, он никогда не был. Но Христиане считают его своим царем: «Да пребудет царствие твое, да будет воля твоя, как небе, так и на земле». И хотя эти слова обращены к «Отче наш», то есть к самому Богу, а не к его сыну, Господу нашему, Иисусу Христу – они четко обозначают отношение христиан к Мессии.

Совсем другое отношение к Мессии в иудаизме. Несмотря на то, что Талмуд и допускает приход Мессии на осле, но его иносказательный характер, взятый из устной Торы, то есть повествований, передаваемых из уст в уста, очень неоднозначен. Все сводится к тому, что Мессия с точки зрения иудаизма, придет постепенно и незримо для человека. Это не будет каким-то молниеносным явлением с кучей предсказаний. Однако, Мессия – это, тем не менее, потомок Давида, то есть, все-таки еврей… Еврей, который объединит народы, в результате чего на земле воцарится мир и процветание. Немного смахивает на коммунизм, учитывая, что его идеологи – то же, в основной массе - евреи. И отношение к данному факту у простых коммунистов, христиан и евреев одинаковое: коммунисты с иронией говорили «доживем до коммунизма», христиане – «доживем до второго пришествия», евреи – «доживем до прихода мессии».  Однако, еврей в эти слова вкладывают более глубокий смысл, ибо он ждет ее каждый день, так как на этом зиждется принцип Веры.

Возможно, если бы все объясняли друг другу, что они имеют в виду и старались бы говорить на языке друг друга, то все было бы проще. Но этого нет.

Возможно именно нам, православным, суждено сохранить этот мир, ибо мы не вели религиозных войн и не насаждали никому свою веру насильно и, относительно большой войны, которую довелось нашему народу пережить, мы относились к пленным вполне достойно, даже с учетом того, что воевали мы с фашистами, то есть с нелюдями и, тем самым, спасли евреев от уничтожения.

Надо разговаривать друг с другом! Надо слышать, а не бороться за чистоту веры!

Дата публикации: 30 января 2018 в 03:16