302
Рубрика: заметки

 

А по мне, так на роль «втычек», более всего наречия  подходят. Особенно, которые на вопрос «как?» отвечают: вновь, опять, вдруг.

Пользуюсь ими, чего скрывать. Правда, все реже, от случая к случаю. Пытаюсь с собой бороться; точнее, с творческой ленью, неаккуратностью. И, знаете - получается.

Стоит только раз-другой не съехать лихо по накатанной, а выбрать, может чуть по бугристей, по сугробистей, но свою…

В привычку войдет. И станет явлением скорее обязательным, нежели случайным. Явлением, пренебрегая которым, всякий раз почувствуешь внутри себя некий дискомфорт. Это, как зубы с утра почистить. От паразитов…Кстати, о паразитах!

Сколько о них уже переговорено и наговорено. С детского сада, кажется, знаем, что коварные они, злые, только случай и ищут, чтоб чем-нибудь нам насолить. Ну, паразиты, что с них взять! Одно смущает только – живучи очень. К чему бы это?

Нет, я что? Я ничего! Только, все-таки, как-то странно выходит. Вроде не год, не два, как с деревьев слезли. И хвост давно отпал. А копчик – рудимент его - остался. И «рассасываться», похоже, не собирается. Да и брат его, аппендикс, тоже.

И вот, ведь толку от них – ну, никакого! А они есть…

Не так давно, ученные американские (ох, уж эти американцы, везде им больше других надо!) решили провести эксперимент. Подумали: отчего-бы каждому, еще в детстве, аппендицит  не вырезать? Так оно и проще, да и практичней вроде – на больничных листах экономия.

Сказано – сделано. Скинулись, открыли клинику, поставили дело на поток и... «пошла писать таможня»: чики-чики, чики-чик! Красота, да и только!

А через время глянули…и, чтоб вы думали? У детей подвергшихся превентивному удалению аппендикса были замечены расстройства пищеварительной системы, неспособности переваривать материнское молоко. Все они отставали в физическом и умственном развитии по сравнению со своими сверстниками. Оказалось, что червеобразный отросток содержит большое количество лимфатической ткани, наличие которой и обеспечивает защитные функции при всех типах воспалений пищеварительного тракта. Повторные исследования показали, что удаление аппендикса приводит также и к частому дисбактериозу…

Скажите, при чем тут аппендицит? Да так, информация к размышлению.

А вот, несколько примеров из другой «серии» - царства братьев наших меньших.

Трутни. Эти  субъекты всем известны. Даже в поговорку вошло: ленив, как трутень.

А, оказывается, и они пользу приносят. Притом самую, что ни есть существенную – матку осеменяют. Пчелы рабочие им потом, конечно, за это мстят, подвергая остракизму и изгнанию. Ну, что делать! За ночь с Клеопатрой тоже не одному сладострастному романтику голову сняли, а «свято место» долго не пустовало. Тут уж, каждый себе выбирай: или удовольствие, или работа…

Вот еще, птичка маленькая (не помню, как называется), из Африки. Так она даже к самому крокодилу в пасть залезает. Куски мяса, меж зубов застрявшие, выковыривает. Паразит? Чистейший! Ну, а, с другой стороны поглядеть, и ей, и ему хорошо. Так, может, не паразитизм – симбиоз таки?

Про всем известную муху, молчу. Её всякий знает. Ну, а как все-таки на счет паразитов-слов? Ведь с них начали…

Что ж, теперь как раз самое время вернуться. Мало того, взять на себя смелость попробовать доказать не только «бесполезность», но и полезность так называемых «паразитов». Итак, как всякие благоразумные люди, затевая какое-либо дело, начнем с азов. А именно, с определения, чем (или кем) являются, в большинстве своем, данные слова?

Предварительное знакомство с «гуглом» показало, что все слова-паразиты русского (и не только) языка делятся на два класса: бытовые (сленговые, разговорные) и «грамматические» (верно ли слово?), встречающиеся  преимущественно в текстах, как-то частицы  уж, же ли, ведь, кстати, ах, эх и многие другие. В данном случае нас интересуют именно последние.

С чего же начнем? Да хоть и с «ведь». Примером возьмем (чтоб не ходить далеко) предложение из нашего же текста: «Не учу ведь, просто размышляю вслух».

Для начала попробуем заменить частичку ведь на частичку же. Получим: «не учу же, просто размышляю вслух». Что скажете? То-то…

Ведь (опять ведь!), кажись, и смысл не меняется, а звучит…по – другому. Неуверенно как-то, что ли…

Ведь - рубит, чеканит, подчеркивает, словно говоря: хочешь, не хочешь, а так оно и есть, и по- другому быть не может – истина прописная.

Же - размазывает, чешет затылок, смущенно в кулак покашливая, настороженное, готовое, при малейшем движении подозрительном, шмыгнуть за дверь…

Как поступим? Оставим ведь на вооружении, а от же откажемся? Как - же! Во-первых, обе данные частицы не взаимозаменяемы, т.е.  если же на место ведь поставить (в некоторых случаях) и можно, то ведь на место же  уж никак не получится.

Да, вот, кстати, и уж нам на глаза попался. Дернем-ка его за хвост! Он  нам уж точно  вряд ли в  обиходе понадобится. Если его из текста выкинуть «…то ведь на место же никак не получится» - ничего в предложении не поменяется. Это уж, к бабке не…тьфу ты, пропасть! Ну его! Лучше к первоначальному примеру вернемся…

Итак, возьмем «ведь», «же» вместе с ним, да и забросим, куда подальше. А на их место обычные точку с запятой (;)поставим. Они, вроде как, из порядочных знаков будут.

Получим: «не учу; просто размышляю вслух». Нормально? Нормально. Вот, только, как будто, не хватает чего. Чего? Ведь и мысль ясна, и смысл не меняется…а вот, звучит, воспринимается иначе как-то…

Вот уж, воистину, «великий и могучий». Это вам не «I love you» местами переставлять!

В чем же все-таки дело? Почему, несмотря на свою, казалось бы, «ненужность», отсутствие данных частиц в тексте делает последний, как будто, беднее? Точнее не так! Отчего, присутствие данных частиц в тексте делает его ощутимо живей и богаче?

Заглянем в определение: «частица - служебная часть речи, которая вносит в предложение дополнительные смысловые оттенки или служит для усиления или образования форм слова». Вот оно что! Ну, теперь все на свои места стало…

Видать, любая частица как полезной, так и вредной оказаться может. В зависимости от обстоятельств. Мастерство же настоящего поэта и заключается в том, чтобы умело воспользоваться всем приданым ему «арсеналом» и так выстроить свою строку, чтобы каждое слово заняло именно то место, которое ему и следует, по законам  гармонии.

На тему эту, впрочем, тоже говорить можно долго. Вспомнить только толстовские «корявости», гоголевские «безграмотности», достоевские «мозговыворачивалки»…

О, вот и слово новое само собой сочинилось! «Мозговыворачивалки». А, что, нормальное слово. Не хуже «верблюдокорабле...» как их там?

Что говорите? Нет, не первое мое, конечно. И до него были. Вот, к примеру «навернулось» (пришло в голову), или «кадрына-мадрына»

(машина, в смысле; ну, это из глубокого детства), «небосинь» (горизонт),

«архангелокрылая» (ангельская рать), «просонок»…этот, пожалуй, из лучших.

Что означает? Да и сам толком не объясню. Некая пора, отрезок, между ночью и рассветом, сном и пробуждением...

 

У хорошего поэта питерского В. Селецкого есть такая живая строка (не строка даже, а слово одно в ней) «отсарафанила нарядом золотым». Вот это «отсарафанила», некогда, настолько запало мне в душу, настолько очаровало, что  (честное слово, правда) на основе его даже песню написал. Хорошую песню, люди говорят. А вы много видели песен родившихся из-за одного слова?

Это вам, парики ученные, на заметку. Не спешите в поэта камень кидать. Время покажет, кто прав.

Мир (мир поэзии, в том числе) - динамичен. Все течет, меняется и развивается, совершенствуясь (смеем надеяться) в процессе  развития. Жизнеспособное  остается.  Не жизнеспособное – исчезает. Были Тредиаковский, Сумароков, Кантемир, был Пушкин. Где сейчас первые трое? В хрестоматиях разве. А Пушкин – в «красном» углу, сколько его с «парохода современности» не спихивай. То же и со словами «бродягами». Не стоит гнать их метлой от порога. Глядишь, еще пригодятся.

 

Дата публикации: 19 апреля 2018 в 22:02