458
Рубрика: заметки

 

ЗАРАЗА, Ученый Кот (Владимир Дубровин) http://litcult.ru/user/2627

 Товарищи, я дико уважаю Заразу как критика и поэта (именно в такой последовательности), хотя мне неоднократно хотелось заехать ему в морду. Тем не менее, его критика была не последним аргументом в плане моей  регистрации на ЛитКульте.  Ну, что сказать, лучший поэт ЛК в 2010-м, победитель первого чемпа поэтов, лучший критик портала 2013-го года, судил межпорт в 2015-м году (один из самых адекватных судей, как по мне), и прочая и прочая.  Да больше и говорить нечего особо. Когда-то размещал блог про В.Тихомирова, там есть его разговоры с Заразой, кому интересно и кто не читал – туда http://litcult.ru/blog/19084.

тут http://litcult.ru/blog/17811  можно поглядеть видео-интервью.

А теперь читаем стихи.

 

Ирисы

 У илистого берега реки

Кончается люпиновое поле.
Переплывёшь - леса и родники,
Но здесь, в болоте - топи и невольный
Безмолвный ирисовый скит.

На воротник садится саранча,
Безжалостная стражница болота.
Лицо её - как маска палача,
Башка моя уже на эшафоте -
Спаси, кукушка! Ирисы молчат.

Но в голове под музыку твою
Гипнотизирующим ритмом стробоскопа
То шёпотом сошедшее "люблю",
То горсть земли стучит о крышку гроба -
Молчи, кукушка! Ирисы поют.

 

http://litcult.ru/lyrics/12516

 

Дара Ветер

Панорамка: берег реки, к нему примыкает люпиновое поле (такие мелкыя цвяточке, соцветия аля свечи). Речка — граница между лесами и родниками (как живая, движущаяся природа: лес (густой массив деревьев) родник (бежит, журчит). Но точка читателя с другой стороны, где болото — топи, здесь атмосфера затхлости, уныния и промозглости — невольный/безмолвный ирисовый (как единственный яркий цвет/ок, кстати, символ глубоко религиозный, говорят, даже знак непорочного зачатия) скит (как жилище отшельника). Т.е. топи — нехоженое заброшенное место, овеянное мистичным и религиозным, а где религия — там смерть. 

На воротник ЛГ садится саранча (снова можно рассматривать как религиозный символ — предвестник несчастья, одна из кар египетских), тут же автор дает понять, что аналогия исчерпывающая, потому что саранча еще и безжалостная стражница, т.е. ЛГ проникает в какую-то запретную зону и за это вторжение он может быть покаран. Автор продолжает нагнетать чувство опасности — вот уже головка саранчи похожа на маску палача (кстати, единственная сильная рифма). Голова ЛГ, которая пока что у него на плечах, — зрительно на эшафоте, — ведь саранча тоже сидит на плече. Получается, что в таком случае — любая голова — на эшафоте, иначе — смерть неминуема. «Спаси кукушка» — забавный и тщетный крик помощи кукушке, которая не может спасти, она всего лишь ведет отсчет Ирисы немо наблюдают картину. 

И вот здесь как-то не очень аккуратно в картину внешнего мира и медитативного философствования нахрапом вторгается поломанное внутренне ощущение ЛГ. Роение мыслей передано хорошо, но гроб уж очень пафосен, как на мой. Нахуй гроб. Концовка исчерпывающая: под натиском хлынувшего из ЛГ, природа послушно перестраивается: кукушка молчит, ирисы поют. 
Автор качественно вгоняет читателя в транс и также ловко пинает в рационалистический позитив. 
Привет Далю, который ударял ирисы на второй слог.

 

3APA3A → Дара Ветер

Ну вот, Дара с википедией считала всю символику. Разве что кукушка-кукушка еще осталась :)
Про гроб — да, пафосно, но звук…

 

Дара Ветер → 3APA3A

если для чтения текста, нужна википедия, то текст МГТ. 
и только из словаря символов я узнала, что кукушка олицетворяет душу, а в восточной символике — она скрытое подобие Спасителя.
гугуг
а ваще-то я подумала, что кукушка — как бы несчастная любовь, нэ?

жертвовать смыслом ради формы, это чо?

 

3APA3A → Дара Ветер

Даро, я символы использую не для «сокрытых смыслов», а потому что они сами по себе суггестивны. Они потому и символы, что суггестивны.
Кукушка гнезд не вьет и считает, отмеривает промежутки времени (сколько лет осталось жить, ждать или кому чего надо) — а вся прочая символика просто из этого следует. Символы они практически всегда естественны.
Пафос — это стилистика, а не смысл. По смыслу там гроб вполне себе на месте.

 

***

Осенний пейзаж с клёнами для одинокого человека

 

Разломалась неделя ровно на семь

частей, и на самом последнем кубике

появились лужи, шоколадной фольгой 

под ногой хрустящие.

Отбивать у моли пальто,

свитера выгребать из ящиков -

вот, как здесь понимают осень.

 

По ночам сквозняк 

нелегалом через кордон

переходит границы балконной щели - 

Но пока от него не велик урон

в захолустье душного помещения,

 

где единственный узник во сне проник

за дворы, проспекты, мосты, границы

города, проводя в заточении год за три,

но по пальцам меряя дни от года -

там, где  клёны, багрянцы, птицы - 

куда без них.

 

http://litcult.ru/lyrics/12014

 

***

Снег

 

Сегодня снег. Вчера был снег. Пока
В прогнозах снег. Такой избыток снега,
Что в темноте пустеющий стакан
Неплохо заменяет человека,
И время, как парное молоко,
Бежит. Уже умолкли крики пьяниц
И дворник нержавеющим скребком
В пустом дворе наводит сонный глянец.

Когда июль, и ночь так коротка - 
Ужасно сложно в каждом человеке
Ее не видеть. Думать про стакан.
О пьяницах. О дворниках. О снеге.

 

***

Колыбельная Персеид

 

Спи. А я превращусь во сне
Из шута в того, кто искал приюта.
Ночь спускается медленно. Месяц в ней
Как дыра на куполе парашюта,
Как небесный факел, своим лучом
Зажигающий звёзды на три-четыре
И фонарь, прикинувшийся свечой
В тишине городской квартиры.
Спи. В твоём набежавшем сне
Я не тот, кто мог бы, а тот, кто рядом.
Чтобы впредь мечты не топить в вине,
Не сидеть, спиной прислонясь к стене
И не петь нетрезвым слепой Луне
Наблюдая за звездопадом.

 

***

Рождественское

 

Напиши мне. Из ста новогодних открыток
Не составить замену письму.
Напиши мне про лето, что выросло из маргариток
И опало в сухую листву,

Напиши мне про лето, в котором ни воспоминаний
Ни загара, ни фото - пока
Есть твои босоножки, что где-то пылятся в чулане
За корзинкой для пикника:

Две потертых реликвии полузабытого чуда,
Кулачком постучавшего в дверь.
Белым ангелам лучше помалкивать в медные трубы
Украшая собою ель.

 

***

Депрессивный сонет

 

Молчание в ушах рождает шум,
И тишина становится волной 
Отчаянья, которого с лихвой
Хватает на двоих. И даже ум -
Беспомощен, пока, как пьяный шут
Блуждает мысль, что самому с собой 
Сомнения, делённые на ноль
Не погасить. Да я и не прошу.
Как нужен сон, но сна в помине нет.
Замешкавшись и цифры затая,
Часы застряли около ноля.
Рубашку сняв, и выключая свет,
Зажмурь глаза и набросай портрет
Той темноты, что наполняет взгляд.

 

***

Боровик

 

Анатолию Филатову

Полуденные тени у реки
как водомерки бегали по тине.
И кто бы мог подумать в те деньки
что осень прилетит на паутине:
пока вокруг и сухо и светло,
а в полночь соловьи ласкают нервы
о смерти вспоминает только тот,
кого еще при жизни гложут червы.
Ах, где же вы - тугие телеса,
попойки, посиделки и подружки -
Сентябрь прошел. Поблекли небеса
и отошли в былое солонушки,
еще чуть-чуть - зима и новый год,
ветра звереют, что терпеть нет мочи,
и съехавшая крыша не дает
стряхнуть с себя осиновый листочек.
Жаль, иногда, что так недолог век,
конец всегда один - хоть стой, хоть бегай.
Да ну его. Скорей бы все под снег.
А вдруг и вправду будет жизнь за снегом.

 

***

Никто

 

В пасторали июля 
ни ветра
ни снов
ни дождей.
От реки по тропинке
в пожухлой траве
до шоссе
я бреду - поскорей
Оторвись, отпросись
перебейся,
передумай, займи,
поспеши и вернись 
на попутке, такси,
на последнем рейсе.
Здесь в жару без тебя
выцветают 
акварели полей.

Без тебя я никто - 
я не друг, лицедей, собутыльник 
я даже 
не лицо
на которое смотрят в окно
проезжая дальше:
неприметен на скорости 160,
незнаком
и не бьюсь
в лобовое стекло
мотыльком -
я никто.

Я ничто, что торчит у шоссе вечерами
в безумной вере,
что обшарпанный желтый Икарус
откроет двери,
я подам тебе руку, возьму за руку,
возьму на руки,
пусть попадают вещи, но это 
обязательно будет.
Может снова не в это лето.
Не в это лето.

  

Привет тебе, Зараза.

 Это три.

стиплом, ваш Injoner79

 

 

Дата публикации: 11 сентября 2018 в 22:21