420
Рубрика: интервью

Рубрика "Тырвью под мухой" представляет своего первого гостя. Роман Комаров. Неформальный и откровенный разговор по душам.

 

П Ром, привет! Как оно вообще?

Р Привет! Похмельно и сурово. Но я держусь. Дожимаю салаты.

П Они уж протухли давно. Три дня сроку. Так что аккуратнее. Много бухаешь?

Р Протухла только мимоза, я заполировал майонезом и дал добро на вход. Пью аккуратно, но сильно. Пока ни дня не пропустил. На мне внутри уже кольца нарастать начали: пивное, винное, водочное.

П Это ты так поддерживаешь стереотип о том, что все творческие натуры наркоманы и алкаши или это образ жизни и ты просто ханыга подзаборная?

Р Это пересекающиеся понятия, и я в той части, где уже заканчивается ханыга, но еще не начинается гений. Быть можно дельным человеком и думать лишь о коньяке (Пушкин, брат, прости). А под забором ни разу не просыпался - какой-то гад все время приносит меня домой.

П Заботливый гад. А сам носил домой пьяных товарищей? И как происходит твоё употребление - в одиночку или с собутыльниками?

Р Регулярно разношу товарищей по домам. Вот недавно был случай. Приехал ко мне братан из далекого Зажопинска. Встретились, купили водку в закутке, употребили. Меня не проняло, а братан раскис. Пришлось вести его на ночлег через сугробы. 

Вообще я предпочитаю не пить соло. В этом нет духа авантюризма и коллективизма. Не по-русски это.

П Поддерживаю. Россия для русских! И чтобы закончить тему психотропных веществ, такой вопрос - что с наркотой? Пробовал, сидел? Гера, кокс, мет, гашик?

Р Россия для грустных!

Была раньше народная забава - пить детский сироп от кашля, содержащий опиоиды. Традиционно он смешивался во рту с грейпфрутовым соком, реже с ананасным. Все шло даже не плохо, но проклятая аллергия на сок положила конец моей маленькой страсти. Потом и сироп из продажи исчез.

Я стараюсь следовать заветам предков и не переводить организм на зарубежную продукцию. Не приемлет душа басурманских зелий.

П Я коммунист, а потому космополит. А ты видать фашист. Но замнём политику. Как сказал Пелевин : " ...какие бы слова ни произносились на политической сцене, сам факт появления человека на этой сцене доказывает, что перед нами блядь и провокатор. Потому что если бы этот человек не был блядью и провокатором, его бы никто на политическую сцену не пропустил — там три кольца оцепления с пулемётами. Элементарно, Ватсон: если девушка сосёт хуй в публичном доме, из этого с высокой степенью вероятности следует, что перед нами проститутка. " Хотя для ясности, ты кто, либерал,  консерватор или асексуал, в смысле, аполитичен?

Р В фашисты ты меня рано записал. Это не ко мне вообще. Я стершийся от времени коммунист, гегельянец и даже сидел наблюдателем на выборах, пытаясь предотвратить карусель (она все равно случилась). Моя настольная книга - "Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии". Точнее, это подстольная книга - упала, выдавленная со столешницы бутылками. Я не гусар, я ставлю сверху.

И чтобы поставить жирную точку. Любая политическая асексуальность - эта такая форма проституции, когда отсутствие хуя объявляется достоинством. Если есть стороны, ты либо там, либо тут.

П Ни хера не понял. Больно ты умный. А что же не Макиавелли и Шопенгауэр? Ладно, проехали. Смотри, Ром. Наша беседа публикнётся на крутом литсайте,  и чтобы её не выпилили, мне придётся задать ряд тематических окололитературных вопросов. Я понимаю, что в лом. Мне тоже не по кайфу. Но надо потерпеть. Итак. Я слышал ты не в восторге от авторов потерянного поколения? Поясни?

Р Сначала про Шопенгауэра. Невозможно серьезно воспринимать того, кто пишет в расходной книге: obit anus, abit onus. Ведь всем известно,что сто старушек рупь. И если ты сейчас ничего не понял, это признак здорового отношения к жизни, которая не окончится взрывом кенотафа.

Что касается потерянного поколения, то я не против, чтобы оно уже пошло и потерялось. Культ размазанного нытья, позы и жевания соплей.

П Сам ты соплежуй. Это не обязательно комментировать. Продолжим. Бытует мнение, что стихи на ЛК ещё терпимы,  а вот проза самое днище. Разделяешь?

Р И где же это мнение бытует? В чьей голове? Давай так. Большинство текстов, создаваемых людьми, - отбросы, жертвы художественного аборта. Мы можем с той или иной степенью тактичности сказать: старайся, пиши, у тебя получится. Но нет, чувак, не получится. Правда в том, что твой бумажный и электронный хлам никому не нужен. А уж в стихах этот хлам или в прозе - дело десятое.

П Последний вопрос этого блока. Слава яйцам! Все заметили, что ты стал намного активнее в прозе, чем в стихах. Означает ли это, что ну их нахуй?

Р Кому-то есть дело до того, где я активен? Мои стихи - полный шлак, это очевидно. Я даже не скрывал никогда, что поэт из меня как из козлиного хвоста флейта. В прозе ещё потрепыхаюсь чуток перед тем, как взглянуть в зеркало и сказать: Рома, ты чертов бездарь и графоман.

П Фуф. Теперь начнётся самая писечка. Но сначала необходимое вступление. Когда я поступал в вертолётное,  то проходил медкомиссию. И вот один Айболит, посмотрев на рентген моей черепушки, заметил, что у меня немного уменьшено турецкое седло. Это такая ямка в костях черепа, в которой располагается гипофиз. Уменьшенный размер турецкого седла косвенно свидетельствует и об уменьшенном размере гипофиза. На основании этой информации, этот долбоящер поставил мне гидроцефалию. Слава Богу, в Сызрани лётчиками могут быть и недоразвитые инвалиды. Это я к тому, что если мои следующие вопросы покажутся тебе бесцеремонными, наглыми,  нетактичными - спишем это на мой страшный недуг.

Ты гей?

Р Да. А ты?

П Я пробовал. Но дальше засосов не пошло. А у тебя когда был последний шпили-вили?

Р Лексикон у тебя будь здоров: шпили-вили какие-то. Во всем мире это принято называть сексом. Вчера был секс. И сегодня планирую.

П А как вы, геи,  очищаете прямую кишку от остатков экскрементов?

Р Собственно, как и вы, натуралы - клизмой. Не ёршиком же прочищать.

П У тебя постоянный партнёр?  Это ж вы виноваты в таком стремительном распространении СПИДа по планете. Вы и наркоши.   Так что, надеюсь постоянный?

Р Нет, я парень ветреный. Люблю новизну. И давай не валить с больной головы на здоровую. В распространении СПИДа виноваты те, для кого безопасность ничего не значит. Я здоров. И сдавал донорскую кровь (правда, упал в обморок).

П Слабак. Значит все эти твои интрижки на лк, для отвода глаз? С людьми из Вавилона, с принцессами?  Все это фейк?

Р Так, во-первых, руки прочь от Даши. Я отказываюсь ее обсуждать. Во-вторых, женщины мне тоже нравятся - как объект искусства. С Принцессой у меня ничего не было, хотя я был готов рискнуть. В конце-то концов, нельзя устанавливать себе ограничения. Мир всегда шире... эээ, ну да, просто шире.

П То есть ты не исключаешь вероятность своей бисексуальности? Тебе не кажется это лицемерием? Нет ощущения, что стоит уже наконец определиться, на чьей ты стороне? Со шпагоглотателями или мушкетёрами?

Р Я на стороне любви. Вот такой я романтик. Мне незачем делать выбор - он ничего не значит. Это лишь бессильная попытка навязать себе образ. И первый раз слышу, что бисексуальность - это лицемерие. Скорее, это способность быть на стороне действительности, солидаризироваться с ней в главном - в понимании ложности любой бинарной оппозиции.

П Расскажи это естественному отбору. А как же подлинная любовь? В неё ты веришь? С одним и до конца жизни?

Р Я верю в любовь для других, но сам не способен на глубокое чувство. Наверное, из-за того и не стал хорошим поэтом. Быть с кем-то длительное время возможно, если этот кто-то не курит в постели и не смотрит Первый канал. Но всю жизнь, до гробовой доски - это мексиканское мыло. Мне плевать на стакан воды. Меня не мучит жажда.

П А у меня жажда перманентная. Даже завидую тебе. Хорошо. Расскажи нам о самом ярком переживании на твоей памяти? Влюблённость, детское воспоминание, первый секс, первый написанный стих. Что это было?

Р Стихи я начал писать в шесть лет и далеко не от переживаний. Всегда любил слова. Наверное, это и есть моя единственная сильная любовь - язык во всех его проявлениях, железные мышцы нормы и хтонический гул узуса, магма художественной речи и сухой научный щебет. Я родился, чтобы выслушиваться в язык. 

Но давай о другом. Мне было лет восемь, а лучшему другу - двенадцать. Мы целые дни проводили на свиноферме: больше податься было некуда. Я хотел прокатиться на свинье, но Санек всегда был против. Поэтому мы ограничивались тем, что подманивали свиней и ставили на них ноги. Это особое ощущение, когда босая стопа касается щетины. И вот однажды я увидел нечто новое в Саньке, и это сделало его героем многих моих произведений на долгие годы. Крупная свинья набросилась на самого худого поросёнка - обычное дело, прояснение положения в иерархии. Но Санек одним махом перескочил ограду и бросился на свинью с криком: не смей обижать маленьких! Я застыл. Я не мог сделать вдоха. В этот миг комедия с двумя свиньями и двумя мальчиками превратилась в драму, где правота всегда на стороне добрейшего.

П Убираю свой цинизм. Это очень крутое и трогательное воспоминание, Роман! Спасибо тебе за откровенность в личных вопросах. Не многие решатся на  такое. Это ценно. Теперь последний блок. Несколько вопросов на разные темы. В чем по-твоему главное отличие человека от животного?

Р Ни в чем. Ценность мышления преувеличена. Мы всегда животные: когда спим, едим, испражняемся. Некоторые умудряются быть двуспинными чудовищами.

Я бы хотел стать лаской. Или жуком-плавунцом.


П Я бы возразил. Но интервью твоё.  Скажи мне, как по-твоему, откуда вообще взялась литература? Какого хера, кому-то пришло в голову что-то выдумать и записать это? Нафига?

Р Литература взялась из всегдашней человеческой тоски о большем. Мы можем прожить только одну жизнь, да и ту хреново. Но между страниц мы проживаем тысячу жизней, мы умираем всеми видами смертей и любим разных мужчин и женщин - так, как сто тысяч братьев не в состоянии любить сестру.

Литература держит нас за горло. Только мы не осознаем, что наше тело в воде, и без этого мы бы к черту захлебнулись.

П Красиво. Напомнило - "Все мы лежим в сточной канаве,  но некоторые смотрят на звезды" . Или как-то так. Ты с оптимизмом смотришь в будущее человечества или считаешь, что в целом мы деградируем и несёмся к неизбежному пиздецу?

Р Я оптимист и верю, что курсистки будут вечно жить на земле :)

Пиздец в нас самих. Если мы его экстериоризируем, он непременно наступит. Но пока человечество держится, несмотря на Освенцим и японские брёвна. Наверное, будущее стоит того, чтобы на него взглянуть.

П Наверное. Но стоим ли мы этого будущего?

Если бы мы вдвоём оказались на необитаемом острове - на какой день голодухи ты бы меня сожрал?

Р На первый. Вообще не переношу чувства голода. А ты не боишься остаться со мной один на один на необитаемом острове, после всего-то мной сказанного?

П Да мне похер, как умирать. Так хоть с пользой. Накормлю хорошего человека. Так, стоп. Или ты не об этом?)

Р Ха! Догадливый, да?

П Я думаю, там не будет клизмы и ты побрезгуешь. Мы подошли к финалу. Заключительный вопрос. Что ты считаешь самым ценным в своей жизни? Вот только не нужно всей этой шляпы про семью и бла бла бла. Это и так очевидно.

Р Самым ценным в своей жизни я считаю скелет, который я завещал бы науке, но не верю в неё, поэтому кремируюсь. А так, конечно, есть одна важная вещь. Это небольшой искусственного происхождения холм над рекой. И кусок неба над ним, и тополь слева. Нет ничего важнее этого холма, и запаха пресной воды, и плеска рыбы. Вот что важно. А остальное - хуйня.

П Отлично. Роман, большое спасибо за беседу. Ты наш первый воробышек) Наша рубрика желает тебе, чтобы ты ещё не скоро подошёл к зеркалу, чтобы ляпнуть какую-то  хуйню.  Пиши исчо, как говорит мой папа "In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti. Amen. "

Р Аминь. Спасибо за интересные вопросы! И пусть тебе рыба будет рыбой.

Дата публикации: 08 января 2019 в 02:05