Творчество: проза
Рубрика: критика

                                                                      1.

   В руках художника  кисть способна творить настоящие чудеса. Чудесный белый лист он готов превратить в настоящий шедевр невиданной красоты. Казалось бы, лишь один мазок, но он добавил это прелестной даме на фотографии улыбку. Подрисовав румянец на её щеках, художник принялся за шею, лёгкими движениями добавляя красоты этой милой особе, постепенно превращая ей в свой идеал.
   Началось всё четыре дня назад. Художник вот уже долгое время находился в творческой яме, совершенно не прикасаясь кистью к полотну. Он уже было впал в отчаянье, собираясь вылить краску из тюбиков в раковину, и навсегда покончить с живописью, если бы не одно происшествие.
   Изрядно устав художник прилёг вздремнуть, сон не заставил его долго ждать и, преодолев дремоту, открыл свои двери…
   Художник находился в лесу. Бродя между сосен и елей, блуждая между ёлками он, наконец, вышел на поляну, полностью усыпанную ромашками.  Девушка сидела посреди поляны и плела венок из ромашек. На ней было белое лёгкое платье, а из персиковых локонах красивых волос торчала большая ромашка. Она имела красивое, как будто шёлковое лицо, изумрудные глаза её смотрели ласково и кокетливо.  Поймав на себе  взгляд художника, она приветливо улыбнулась и подошла к нему вплотную, так, что художник чувствовал на себе её дыхание.
-Кто ты?- Спросил он, слегка попятившись.
   Она молча улыбнулась и надела на его голову уже сплетённый венок. Художник  хотел спросить  что-то ещё, но незнакомка его опередила. Приложив палец к его губам, она прошептала ему на ухо:
-Мари. Я жду тебя….
   Пробудившись от сна, он начал набрасывать крутившийся в голове образ. Мазок за мазком – и на белом листке начали появляться очертания будущего шедевра. 
  Он рисовал, не останавливаясь, без отдыха как такового, а девушка на картине становилась всё прекрасней. 
   Прошло два дня, художник уже тяжело стоял на ногах. Под глазами у него появились два больших и тёмных круга, а  длинные волосы его, были взъерошены и испачканы уже засохшей разноцветной краской. Отходил от картины он очень редко, лишь по нужде, а также при напоминании желудка о необходимости приёма пищи.  
   Наконец, ноги больше не хотели его слушаться, и, присев на корточки, он в таком положении и уснул.
   Это был длинный мрачный сон, основное время он продолжал бродить в этом лесу, но только теперь это была тёмная ночь, а лес теперь выглядел загадочно мрачным и жутко тихим.  Блуждая в этом лесу он, наконец, нашёл ту самую поляну. Поляна эта теперь выглядела совсем по-иному, на ней совершенно не было цветов.  Мари сидела на том же самом месте и тихо плакала.  Увидев художника, она  бросилась к нему на шею:
-Я тебя прошу,- прорыдала она,- поторопись. У тебя осталось мало времени. Поторопись!
   Разбудил его звонок в дверь. На пороге стоял его приятель, и по совместительству его лучший друг.
-Привет. Чего хотел?- Спросил с порога художник.
-Ну, ты даёшь! О тебе уже три дня, ни слуху, ни духу. – Он вошёл в комнату. - На звонки не отвечаешь, к нам уже давно не заглядывал.  Ну вот, я и решил проверить, что с тобой. Так что случилось? Или ты  это,- он ударил себя двумя пальцами по шее,- в запой ушёл?
   Художник слегка смутился, а затем, махнув рукой сказал:
-Пошли, покажу.
   И они вошли в мастерскую художника. Это была маленькая комнатка с ободранными и испачканными краской старыми обоями. Пол был весь покрыт старыми газетами. Возле окна стоял мольберт, на котором стояла уже почти готовая картина. 
-Как тебя она? - спросил художник, когда они только вошли.
-О…- протянул приятель,- она прекрасна!
-Божественна.- Поправил его художник, гордо рассматривая  своё произведение.
-Где же ты познакомился с этой девушкой.
-Нигде.- Безукоризненно протянул художник.- Я её с головы писал. – Сказал он, а затем мечтательно добавил.- Она мне приснилась.
-Ох,- подхватил приятель,- хорошие тебе сны сняться, завидую я тебе. Значит этим, ты всё это время занимался?
-Угу.
   Художник ещё раз обошёл вокруг картины, всматриваясь в её и что-то бесшумно бормоча:
-Она почти готова,- наконец сказал он, а затем ещё раз во всю улыбнувшись, добавил. - Знаешь, а наверно влюбился…
   Друг тоже улыбнулся.
-Ну что ж, если тебе посчастливиться снова её  встретить…
-Снова?
-Ну конечно снова,- сказал приятель невозмутимо,- ведь где-то ты её уже видел, раз она так чётко отложилась у тебя в памяти.
-Не уверен.- Сказал художник вздохнув.- Если бы я её уже видел, я бы непременно с ней познакомился. - Эх, Мари, почему же ты не настоящая…
-Знаешь, друг, ты проделал огромную работу. Я думаю, эта картина принесёт тебе мировую известность, а сейчас лучше отдохни, а то выглядишь ты, мягко говоря, ужасно. 
-Да, надо отдохнуть,- сказал художник, поправляя волосы,- доделаю её и сразу же лягу спать. Ещё бы в душ сходить, а то волосы как мочалка, все в краске.
-Вот и отлично сказал приятель, я дня через два приду, у меня появилась одна идея…
-Хорошо, пока.
   Друг ушёл, и художник продолжил работу.  Ему оставалось совсем немного, крохотные мелочи, для придания картине совершенного вида. И вот когда всё было закончено, от усталости и боли в ногах он прилёг на пол. Неизвестно сколько он ещё лежал, засмотревшись в потолок, он начал думать вслух, не замечая этого:
-Эх, Мари, как бы я хотел, что бы ты, была настоящей. Как бы я хотел прикоснуться к тебе, Мари, почувствовать теплоту твоих рук, ради  этого я бы отдал, даже свою чёрную душу художника. 
   Что-то изменилось. Голубое безоблачное небо вмиг затянуло чёрными тучами. За окном сверкнула молния, прогремел гром, вслед за которым пошёл ливень. Художник неуклюже поднялся и вспомнил что ему надо в душ. 
   Минут через двадцать, в тёплом махровом халате, художник сидел и важно попивал кофе. Его отвлёк звонок в дверь. Художник подошёл к двери и открыл её. На пороге стоял мужчина лет сорока пяти в чёрном костюме, в руке он держал чёрный кожаный чемодан. Его лицо имело резкие угловатые черты, у него был острый нос такие же острые скулы, тёмно-карие глаза, на которые, впрочем, художник не обратил особого внимания,  острые скулы, и тонкая козлиная бородка.
-Разрешите,- спросил незнакомец.
-Простите, а вы кто?
   Незнакомец широко улыбнулся, а затем начал говорить. Голос у него был невероятно ласковый и завораживающий, от его тона художнику стало не по себе.
-Скажем так,- начал он,- я совершаю сделки, а помогаю людям решать их проблемы. У вас ведь есть проблемы.
-С чего вы взяли?- спросил художник явно вызывающим голосом, уже планируя закрыть дверь.
-Если бы их не было, вы бы меня не звали.
   Незнакомец рассмеялся и, не дожидаясь приглашения, вошёл в квартиру.
-Кофе будете?- рассеяно спросил у него художник.
-Нет, спасибо, я не задержусь.
-Как скажите.- Пожал плечами художник.
  Незнакомец тем временем зашёл в открытую мастерскую и  стал осматривать с разных сторон ту самую картину.
-Красивый у вас получился портрет. - Начал было незнакомец.
-Давайте ближе к делу.- Отрезал его художник.
-Как скажете.
Незнакомец прошёл на кухню открыл свой дипломат и достал оттуда какой-то листок.
-Я осведомлён о том, что вам нужна она.- Он показал пальцем на квартиру и, не дожидаясь возражения или ответа, он продолжил,- что ж, я могу вам её дать в обмен на кое-что с вашей стороны. Здесь всё написано.- Он ткнул пальцем в белый лист, и протянул его художнику.
   На белом листке в самом верху стояла  большая печать в форме буквы «М», дальше шёл текст. Художник начал читать.
Договор
   Я согласен обменять свою душу, согласен на все условия, при которых моя душа переходит под опеку Мефистофеля, в обмен хочу получить девушку по имени Мари, ранее нарисованную мной на картине, которую я видел во сне в своё лично пользование. 

Художник дочитал и в недоумении улыбнулся:
-И это всё? Вы что шутите что ли? Или….
   Незнакомец подвинулся вплотную к художнику и, чуть улыбнувшись,  медленно, проговорил:
-А я похож на того кто постоянно  шутит?
   Художник посмотрел на его лицо оно начало изменяться, глаза его загорелись красным огнём, а зубы стали очень тонкими и острыми. Он щёлкнул пальцами и из спины у него появились огромные черные крылья.
   Художник обомлел от страха, несколько минут он не мог ничего сказать, а затем, заикаясь, произнёс…
-Вы…вы…Сатана?
-О нет, нет, нет. Что вы, конечно нет. Я весьма польщён тем фактом, что вы спутали меня с самим, - он показал пальцем вниз,- но я не он.
-Кто же вы тогда.
-В вашем мире меня именуют Мефистофелем.  Почему то нас всегда путают. Так что скажу вам, запомните: Сатана – это тот, кто всем руководит, и кто наказывает грешные души, а я – лишь совершаю сделки, что-то вроде Нотариуса.- Он встал и подошёл к художнику и над самым ухом очень тихо прошептал,- Скажу по секрету, я и придумал эту профессию, только цыц! Никому.
-И что же вы хотите от меня?
   Мефистофель крайне удивился:
-В договоре, по-моему, всё хорошо описано. Не падайте в моих глазах,  я ведь всегда считал вас весьма умным человек.
-Значит, вы её оживите?
  Мефистофель снова вскочил со своего места.
-Что значит оживлю?  Художник – творец, это неоспоримо! Но только вот в чём дело, ваша Мари и сейчас существует. И всегда существовала!
-Что значит, всегда существовала? - Художник уже мало что понимал и, достав из ящика бутылку коньяка, налил содержимое в чашку из-под наполовину выпитого кофе.
-Я открою вам тайну, которую знает мало людей, многие догадываются, но знают единицы. – Он снова сел за стол.- Все мысли материальны. Всё о чём вы думаете, уже существует, или будет существовать. В том числе и  Мари. Всё есть информация, и она никуда не исчезает и ниоткуда не берётся. Она существовала всегда, время от времени материализуясь. Как всё это получилось, не знаю даже я, знают только они вдвоём.  Люди не только часть информации они ещё и флешки. Этим наделены все люди. Все вы хранители, но некоторые из вас могут её читать частично, а некоторые даже проникая далеко вглубь.  Человек ничего не придумывает, он просто воспроизводит информацию, которая в нём находиться. Информация и есть высшая сила, которая управляет даже нами.
-Что это значит?
-Это значит, что информация существует одновременно и всегда. Она никогда не теряется, она просто переходит из головы одного человека в голову другого. Большинство её просто хранят, игнорируя, а такие как вы: художники, писатели, музыканты, некоторые учёные - вы в праве её распоряжаться, создавая образы и записывая или нарисовав их, таким образом, передавая другим людям. Именно поэтому вы - ценнейшие из людей. Пожалуй, хватит.  Ты хочешь получить Мари?
-Хочу.
-Тогда поставь подпись.
-Кровью?- неуверенно спросил художник.
-Зачем кровью?- так же неуверенно спросил у него Мефистофель.
-Ну, не знаю, мне всегда казалось, что сделку с нечистой силой подписывают кровью.
   Мефистофель рассмеялся:
-Ох уж эти стереотипы,… Чем хочешь подписуй.
   Под рукой лежала баночка с красной краской и кисточкой. Художник взял кисточку в руку и начал аккуратно выводить подпись.
-Очень хорошо.- Мефистофель взял листок в руки и положил его в дипломат.- С вами приятно иметь дело. Он резко встал, начал быстро крутиться вокруг своей оси подняв много дыма, а затем, прыгнув в пол, исчез, оставив после себя столб дыма. Когда дым рассеялся художник увидел перед собой Мари…

                                                                                2.

   Прошло две недели. Художник заметно изменился. Постоянная угрюмость сменилась добродушием, пропала бессонница, он даже стал набирать вес. Мари тоже была счастлива, правда временами сидела и смотрела на ромашковое поле на теперь уже пустой картине.
-Скучаешь?- спросил художник, в очередной раз, заметив её взгляд. 
   Мари смутилась.
-Не знаю. Я ведь, по сути, и не жила до этого. Я ничего не помню. – Она обняла художника.- Я знаю только одно: я искала тебя всю жизнь, и больше никогда не отпущу.
-Я тоже, Мари. Я тоже.
   Наступил вечер. К художнику снова пришёл его приятель.
-Извини, что долго не заходил.- С порога начал он.- Но я пришёл не за извинениями. Один уважаемый и богатый человек может купить твою картину.- Сказал он, снимая пальто.
 -Какую картину?
-Ту самую, с девушкой.
-Да ну?
-Серьёзно. Я выставил фотографию твоей картины на одном сайте, и нашёлся один частный коллекционер, который захотел её купить.  Я встретился с ним, он предлагает со своей стороны большие деньги, плюс, обещает познакомить тебя с нужными людьми. Ты станешь знаменитым!
   Художник слегка засмущался, а затем, положив руку на плечо своему приятелю, заговорил:
-Спасибо, Артур. Но…понимаешь, картины больше нет.
-Как это нет?
-Просто нет. В общем, я её испортил. Прости. 
   Артур присел на стул:
-Как испортил?- спросил он растеряно.- А как же… слава, деньги.
-Не печалься, нарисую другую. Теперь у меня есть муза, так что хоть сто штук таких нарисую. Мари, подойди сюда.
   Мари вышла из кухни, на ней был белый шёлковый халат.
-Познакомься Артур, это Мари. Мари – это Артур, мой лучший и единственный друг.
   Артур несколько удивился, и несколько секунд в комнате повисла тишина, после чего Артур всё же подал голос первым:
-Очень приятно. Можно тебя?- Он взял художника за руку и отвёл в сторону.- А говорил, что с головы рисовал.  Скажу честно, я тебе искренне завидую,  давай рассказывай, как вы познакомились.
-Эх, Артур, это очень долгая история. Давай, как-нибудь, потом расскажу.
-Твоё «потом»  означает «никогда». – Обидчиво сказал Артур.
-Да ладно тебе, пошли чайку попьём.
-Знаем мы твой чай.- Сказал Артур улыбнувшись. - Ладно, пошли, может твоя Мари расскажет, мне как вы познакомитесь.

                                                                            ***

Прошло ещё две недели. Очередные приступы головной боли заставили художника обратиться к доктору. После многочисленных обследований  ему поставили самый страшный диагноз:
-У вас опухоль в головном мозгу.- Сказал врач, бледнея,- Злокачественная.  Она растёт с каждым днём и, к сожалению, мы ничего не можем сделать. Вот смотрите:- он стал что-то показывать рентген снимках.
-Что это значит?- подавленным тоном спросил художник.
-Странно, что вы вообще можете ходить…
   Отказавшись от госпитализации, художник поехал домой. Эти «считанные дни», как сказал ему врач, он решил провести с Мари...
   Мари громко рыдала. Артур нервно курил, мотаясь по комнате.
-Неужели ничего нельзя сделать?- Спросил он остановившись.
   Художник отрицательно  помахал головой.
-Должен быть выход!
-Артур, пожалуйста, успокойся. Врачи сказали, что смерть уже рядом, её можно ожидать каждую минуту. Странно, что меня вообще не парализовало, чудо просто.
   Мари продолжала рыдать. 
-Артур, сбегай в аптеку за успокоительным. 
   Артур выбежал из комнаты, через несколько секунд послышался звук закрытой двери.  Художник подошёл к Мари и обнял её:
-Мари, пожалуйста, не плачь.- Он стал вытирать её слёзы пальцами.- Я тебе обещаю, я тебя не брошу. Я что-нибудь придумаю.
   Мари стала рыдать ещё сильнее.
-Я не смогу без тебя,- проревела она,- Я покончу с собой.
-Я что-нибудь придумаю.- Повторил художник. Вдруг, резкая боль в голове заставила его прийти в себя, он забежал в ванную. Повернув кран, он стал поливать своё лицо холодной водой. Затем, выпрямившись над раковиной, он посмотрел в зеркало.  Сзади него стоял Мефистофель.
-Ты!- Сказал с ненавистью художник, продолжая смотреть в зеркало.
   Мефистофель улыбнулся.
-Что ты со мной сделал? - спросил художник.
-Вы сами это с собой сделали, не я ведь документ подписывал. Или вы забыли.- Мефистофель показал исписанный белый лист.
Художник развернулся и резко вырвал лист из рук Мефистофеля.  Пробежав его глазами, он тихо вздохнул.
-Пора. Я свою часть договора выполнил, твоя очередь. Я и так тебе целый месяц счастья подарил.
-Почему сейчас? Зачем ты это со мной сделал?- Беспомощным голосом спросил художник.
-Я? Нет, ты не прав, я ничего не делал. Нет, я, конечно же, мог ускорить твою смерть, но это было бы не по правилам. Это не в моей компетенции. Этим занимаются другие.
-Не понял.
-Как бы это сказать. Неужели ты думаешь, что я прихожу к каждому, кто влюбляется в девушек на картинах, журналах либо в актрис. Конечно же, нет, это было бы глупо.  Ты болен уже достаточно давно. Разве ты не догадывался: постоянные головные боли, рвота, бессонница, частые головокружения, я не буду сейчас перечислять все твои симптомы. Думаешь это просто так? Ты ещё должен быть мне благодарен, я тебе ещё месяц жизни прибавил, ты должен был умереть в тот самый день, когда мы с тобой договор подписали. 
-Этого не может быть…
-Как видишь, может.  Давай собирайся.
-Не хочу. Я хочу жить с Мари и писать картины.- Художник со всей силы ударил по зеркалу, осколки разлетелись в разные стороны, а из разбитого кулака начала сочиться свежая кровь. 
-Не ты первый не ты последний, хотя собственно это всё равно не моя работа. Она появиться с минуты на минуту. 
-Можно…
-Да. Пошли, попрощаемся с Мари. 
   Они вошли в комнату, где сидела Мари. 
-Эх, Мари.- Сказал Мефистофель, я ведь помню твои черные поступки и прошлую жизнь. 
-Кто вы,- спросила Мари странно глядя в глаза Мефистофеля.
   Он в свою очередь слегка улыбнулся и дотронулся до неё рукой. 
-О нет…- Сказала он,- Я вспомнила кто вы.
-Вот и хорошо, а  то знаете, надоело уже представляться. Как будто, книжки перестали читать. Меня ведь везде так шаблонно описывают что, все уже должны на память помнить, как я выгляжу. Ну что ж, давайте скорей прощайтесь, я чувствую, что Она уже за дверью, так что у вас мало времени. Художник подошёл к Мари и обнял её.
-Прощай Мари…
-Нет, я не хочу!- Она вырвалась из его рук.- Я тебя не пущу, я пойду с тобой. – Она подбежала к окну. - Умрём вдвоём, и будем вместе навсегда.
-Нет, не надо! - Закричал художник.
-Забавно,- Мефистофель задумался.- Твоя душа, конечно, будет принадлежать нам, так как ты суицидница, но вместе вы не будете. Нет. Впрочем, уже не важно, делай что хочешь. Она уже здесь.- Он схватил художника за руку.- Готов?
-Стойте,- закричала неожиданно Мари.- Ты ведь любишь совершать сделки?
   Мефистофель остановился.
-Безумно,- ответил он
-Тогда давай заключим с тобой одну сделку.
    Мефистофель на несколько секунд задумался:
-Что ж, это может быть интересно. Маргарита, иди сюда.
   В это время из ванны вышла странная на вид девушка.  Она была невысокого роста, одета была в кожаную юбку, у неё была  красная кожа, красные глаза и такого же цвета кожистые крылья. Сзади, чуть ниже спины у неё развивался красный хвостик. В руках Маргарита держала печатную машинку. 
-Маргарита, моя стенографистка.- Представил её Мефистофель. И так, Мари, говорите свои условия. 
-Я отдаю вам свою душу, а вы взамен даёте нам счастливую, спокойную жизнь, вдвоём. Навсегда. И что бы никогда нас никто не беспокоил.
   Марго тем временем что-то отважно набирала. 
-Что ж хорошо, всё написала?- спросил Мефистофель у неё.
   Марго положительно махнула головой.
-Отлично. Что ж, я принимаю ваши условия. Где вы хотите жить?
-Здесь.- Сказал умирающий художник, и ткнул пальцев в картину. Ту самую, изображающее ромашковое поле.
-Превосходно!- воскликнул Мефистофель.- Марго, подай документ
   Маргарита протянула ему документ, после чего Мефистофель поставил на ней печать и протянул его Мари.
-Распишитесь,- сказал он ей.
-Только чтобы честно, и что бы у него пропала эта болезнь.- Сказала насторожено Мари.
-Не волнуйся, я вижу твоё желание. Вы будете счастливы и свободны, а главное вместе. И навсегда, подписуй.
  Мари наскоро подписала листок.
-Превосходно! Готовы?
-Подождите,- воскликнул художник.- Я сейчас.
    Он подошёл к столу, достал оттуда бумагу и начал что-то быстро писать. Затем схватив листок, вернулся с ним обратно.
-Записка, Артуру,- объяснил он.
    Они встали возле картины. Художник обнял Мари. Мефистофель положил договор в дипломат. 
-Мы будем счастливы теперь…- Сказал художник.
-И навсегда…- добавила Мари.
   Мефистофель раскрутился, затем в комнате снова поднялся столб дыма, а когда он исчез, в комнате уже не было никого, лишь белый исписанный художник листок медленно и бесшумно упал на пол…
***
   Артур забежал в комнату.
-Вот успокоительное для Мари!
   Комната была пуста.
-Ей, где вы?- Крикнул Артур.
   Он прошёлся по комнате и обнаружил валяющийся на полу листок. Он схватил его и стал жадно читать:




                                                               Дорогой друг!

   Читая это письмо, знай, нас больше нет. Мы больше не увидимся, по край не мерее в этом мире. Не пытайся найти нас, не пытайся узнать, что с нами произошло, знай только, отныне и навсегда мы счастливы. В подвале храниться множество прекрасных картин, продай их, этих денег я думаю тебе хватит на долго, если сумеешь хорошо продать, но я то знаю, что сумеешь. Единственное что я тебя прошу, не продавай картину, которая сейчас возле тебе, на которой запечетлены мы, пусть у тебя останется хоть какая-то память.  Впрочем, если и продашь, я не обижусь.
Прощай и прости, твой лучший друг…


-Что же вы наделали…- Сказал растеряно Артур.
   Он схватил картину и развернул её к себе. На ней было изображено ромашковое поле, спокойное голубое небо, а на переднем плане, обнимающиеся парень и девушка, навеки оставшиеся вдвоём.
                                   ***

   Художник находился в лесу. Бродя между сосен и елей, блуждая между ёлками он, наконец, вышел на поляну, полностью усыпанную ромашками.  Девушка сидела посреди поляны и плела венок из ромашек. На ней было белое лёгкое платье, а из персиковых локонах красивых волос торчала большая ромашка. Поймав на себе  взгляд художника, она приветливо улыбнулась и подошла к нему вплотную, молча улыбнулась и надела на его голову уже сплетённый ромашковый венок. 
                                   
                                                                          ***
   Тем временем комната опустела, Артур уснул на полу возле картины, теперь здесь жила тишина.  Тем временем на кухне разгоралась дискуссия. На столе стояла шахматная доска, за  столом сидели два существа, по правую сторону, в белом сидел Архангел, а по правую В черном костюме Мефистофель. Возле шахматной доски, со стороны Мефистофеля лежало два листка.
-Ну что, мат тебе!-Сказал Мефистофель. Снова ты проиграл.
-Сколько с тобой играем, а ты так и не выучил правила.- Сказал в свою очередь Архангел. 
-Вот их души,- он показал на бумажки,- они принадлежат мне.
-Ты не прав, они их променяли на любовь, а не на какие-то там материальные ценности.
-Значит ничья?
-Ничья. Собирай шахматы, пойдём в другой дом.
-Вот и отлично. Эх а ведь они отдали свои души ради того что-бы быть вместе. Странные эти люди.
-Не более чем мы. Пошли впереди у нас ещё одна партия…

Дата публикации: 21 ноября 2014 в 15:57