Творчество: проза
Рубрика: критика

Мы с подругой спускаемся в вестибюль, обмениваем номерки на наши куртки и, наконец, выходим из здания университета. Сейчас самое начало мая, ещё прохладно, но солнце уже начинает припекать. Настроение у нас прекрасное: все зачёты сданы, до экзаменов далеко, можно спокойно наслаждаться долгожданным теплом. Раз уж мы такие умницы, и расправились с зачётами раньше всех в группе (да на одни пятёрки!), то нужно это отпраздновать. Поэтому мы решаем пойти в «Атлас» и посидеть в какой-нибудь уютной кафешке.

Неожиданно Ольга замечает:

− Ты странно ходишь.

− Как, странно? – рассеянно спрашиваю я.

− Ну… − подруга задумывается на пару секунд, − когда ты идёшь по лестнице, то пропускаешь самую нижнюю ступеньку.

− Просто у меня сейчас настроение такое лёгкое, весеннее! Вот я и порхаю.

− Да нет же! – начинает сердиться Ольга. – Я вообще ни разу не видела, чтобы ты на неё наступала!

Я снова отшучиваюсь, и разговор постепенно переходит совсем на другие темы. Ольгино наблюдение я вспоминаю лишь через несколько дней.

Мама попросила меня купить к обеду свежих овощей. Лифт у нас в доме часто не работает, но для такой спортивной девушки, как я, пробежаться с шестого этажа на первый и обратно – не проблема. Вернувшись домой, я неожиданно осознаю, что за всю дорогу ни на одной лестнице не наступала на нижнюю ступеньку. Интересно почему?

− А я знаю, почему, − авторитетно заявляет мама (у нас нет секретов друг от друга). – Помнишь, раньше мы жили в другом доме?

− Конечно, помню. В пятиэтажке на Весенней.

− Верно. Тем летом рабочие делали ремонт в подъезде и, уж не знаю каким образом, умудрились продолбить дыру на лестнице между первым и вторым этажами. Как раз в самой нижней ступеньке. Тебе всё чудилось, будто там сидит белый мужчина и хочет тебя схватить. Ты так сильно его боялась, что отказывалась ходить по подъезду в одиночку. Мы с отцом уже всерьёз начали беспокоиться, но тут одна моя коллега предложила неплохой выход из положения: обменять нашудвушку на такую же, только в другом районе. После переезда все твои страхи исчезли.

Мамин рассказ произвёл на меня странное впечатление. С одной стороны он многое объяснил, а с другой…

− Я ничего, ничегошеньки не помню ни про дыру, ни про белого мужчину! Как будто она говорила про кого-то другого!

Ольга изо всех сил пытается сохранить серьёзное лицо, потом не выдерживает и сгибается пополам от смеха. Кассирша в «Крошке-картошке» выжидающе смотрит на нас. Я торопливо диктую заказ на двоих, потому что подруга сейчас не в состоянии внятно изъясняться. Мы забираем подносы и идём к столику у фонтана. Ольга до сих пор смеётся. Успокаивается она минут через десять (я успеваю доесть свою картошку и уже начинаю злиться).

− Знаешь, я, кажется, поняла, почему ты ничего не помнишь о том случае. Видимо страх перед тобою же выдуманным дядей из дыры был настолько сильным, что твой мозг просто… хи-хи, заблокировал эти воспоминания. Ха, а ты, оказывается, такая выдумщица!

И Ольга снова покатывается со смеху.

А вот мне не весело. Свежеобнаруженная привычка раздражает, и что самое ужасное, избавиться от неё я не могу! Мысленно приказываю себе наступить уже на эту треклятую ступеньку, но в самый последний момент меня что-нибудь отвлекает, и я машинально еёперешагиваю. Ольга явно веселится, наблюдая за моими тщетными потугами. Хотя именно она, в конце концов, и предлагает самый радикальный и действенный способ избавления.

− Логично, если твой страх начался с одной конкретной ступеньки, то на ней он и должен закончиться. Когда наступишь на неё – поймёшь, хи-хи, что тебе ничего не угрожает. Тогда привычка сама исчезнет.

Совет хорош, и ясным субботним днём я иду на Весеннюю, дом 70, бороться со своими страхами. Попасть в подъезд оказалось сложнее, чем я предполагала: кодовые замки поголовно сменились домофонами. Но мне везёт. К подъезду подъезжает молодая девушка, чуть старше меня, с коляской. Она с радостью принимает предложение помочь поднять коляску на третий этаж. Я узнаю, что её зовут Нина, а дочку – Лидочка. Малышке скоро исполнится три годика, она уже сама умеет подниматься по лестнице. Пока мы тащим коляску (довольно тяжелую) наверх, Лидочка, сжав кулачки, упорно топает по ступенькам.

У квартиры Нины я прощаюсь, отказываясь от настойчивого приглашения остаться и выпить чая. Потом спускаюсь на первый этаж. Останавливаюсь у почтовых ящиков – вот она, та лестница. И дыра на месте, я ещё во время подъёма её заметила. Глубоко вздохнув, начинаю медленно идти вниз.

Один. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть…

На седьмой ступеньке я вспоминаю всё. Был такой же ясный субботний день. Мы с родителями собирались поехать в парк кататься на каруселях. Папа и я стояли на улице и ждали маму. Я изнывала от нетерпения. Тогда папа предложил мне пойти поторопить маму.

В подъезде оказалось непривычно темно. Я начала подниматься наверх, как внезапно услышала за спиной тихий голос, он звал меня по имени. Разумеется, я испугалась, но вместо того, чтобы опрометью кинуться наверх, к маме, почему-то вернулась к подножию лестницы. Голос доносился из дыры, как мне тогда казалось, довольно большой. Я присела на корточки, пытаясь разглядеть, кто же там меня зовёт. И увидела… Бледный мужчина с худым измождённым лицом и седыми волосами, беспорядочно спадающими на лоб. А его глаза… какие ужасные глаза – огромные, молочно-белые, будто никогда не видевшие солнечного света. Эти глаза, не отрываясь, смотрели на меня, они гипнотизировали… подчиняли… отвлекали…

− Нет!!! – услышала я свой собственный крик. Словно очнувшись от наваждения, я не без труда поднялась на ноги, попятилась от жуткого незнакомца. Но он не собирался отпускать меня. Бледная рука тянулась в мою сторону, всё ближе и ближе… Ещё секунда, и она схватит меня, схватит и утащит в темноту подвала…

В этот момент в подъезд заходит папа. Он решил проверить, куда же мы с мамой запропастились. Я помню, как кинулась ему на шею, как плакала, рассказывала про страшного белого мужчину, как он заглядывал в дыру, успокаивал меня, как ругалась мама, говоря, что не надо было отпускать меня в подъезд одну, ведь я такая впечатлительная…

И вот теперь я стою на том же месте и снова слышу тихий голос. Я знаю, все эти годы он ждал моего возвращения, а я, как дура, действительно вернулась…

Хе-хе. Не на такую напал! Я больше не та маленькая девочка.

Я студентка.

Отличница.

Спортсменка.

Один прыжок – столько раз, хоть и машинально, это делала – и я вне досягаемости. У двери оглядываюсь: тощая бледная рука высунулась из дыры по самое плечо и тянется, тянется ко мне…

Я открываю дверь и выхожу из подъезда. Спускаюсь по ступенькам, долго стою на последней.

 

 

Улыбаюсь. Ольга оказалась права. Привычка исчезла, ведь я знаю, что здесь мне бояться нечего. Денёк сегодня просто замечательный! Надо непременно сходить куда-нибудь погулять.

Внезапно я вспоминаю Лидочку. Останавливаюсь было, но потом пожимаю плечами и иду своей дорогой.

Это теперь не мои проблемы.

Дата публикации: 12 февраля 2015 в 22:53