Творчество: проза
Рубрика: критика

Несмышленыш.

 

Город. Город был огромный, зеленый и очень загадочный.
Он был ей непонятен с самого начала. Еще 4 года назад, когда она приехала
сюда с маленьким сыном за пазухой. Она поняла, что никогда и никто этот Город
ей не объяснит и не откроет, но знала она также, что нигде не будет дышать она
также свободно и легко. Нет для нее жизни ни в одном городке ее огромной и неуклюжей страны. 

И, хотя, воздух этого зеленого, фосфоресцирующего по ночам и насквозь проникнутого магией и колдовством Города был несвеж и постоянно отравлен дымом выхлопных двигателей, она научилась им дышать, как научилась закрывать глаза на многие неудобства и трудности, вызванные ее обживанием в этом Городе и
привыканием к нему. 

Сына, сразу по приезду, она доверила ласковым заботливым рукам доны Марты и редко о нем по-настоящему вспоминала. Иногда, по выходным, она водила его в планетарий или музей восковых фигур. Малыш дурачился и радостно визжал. Она
улыбалась ему искренне и фотографировала его на фоне живых дельфинов или парафинового мамонта из мультфильма "Ледниковый период". А потом они шли в плюшечную и ели вкусные румяные колечки, посыпанные белоснежной сахарной пудрой. Малыш важно чавкал, и пил горячий шоколад, и рассказывал матери о том, как он провел неделю. 

 

Ирен работала в газете. Зарабатывала она немного, но у нее были маленькие запросы. Денег хватало на себя и на малыша. К тому же дона Марта была так любезна, что почти полностью обеспечила мальчику дом и пансион. Ирен работала в газете. Её день проходил в ответах на звонки, заботах о главреде и пережевывании городских сплетен с внештатными репортерами. По вечерам она подрабатывала 
в баре, натирая до блеска стаканы и наливая скучным вечно чем-то озабоченным людям с желтушными лицами. 

Возвращалась домой поздно. Молчаливая, уставшая, она отключала телефон, включала на беззвучный режим телевизор и до 8 утра не позволяла себя никому тревожить. Иногда она читала книги. И даже делала из них выписки в свои бесконечные блокнотики, груду которых она привезла с собой и которые хранила, как зеницу ока. 

Никто ни о чем ее не спрашивал, никто не беспокоил. Никто не знал, что она имеет диплом по футурологии, и что английский национальный колледж пригласил ее в качестве аспирантки к себе в Кардифф. Никто не слышал, как она, улыбаясь, читала со сцены свои собственные стихи, а великолепная пышнотелая многоуважаемая  всеми дама вручала ей диплом II степени, и говорила о линиях и параллелях в ее стихах, которые нравятся и цепляют. 

Здесь, в этом зеленом, безразличном к простым человеческим судьбам городе не было ни одной живой души, кто знал бы как она в обворожительном атласном платье важно улыбалась господину мэру на официальном приеме, а господин мэр улыбался ей в ответ. И как на утро все местные газеты напечатали эти улыбки на первой полосе, и как госпожа супруга мэра позвонила ей по городскому, называла "милочкой" и долго и старательно расспрашивала о том, какие драгоценности были в колье у госпожи супруги главного прокурора, и как тонко намекала между строк, 
что непременно примет меры, в случае, если Ирен позволит себе большее, в отношении господина мэра. И как господин мэр, никогда и никого на свете не слушавший, в том числе и свою супругу, все равно позволил себе всё, и как желанная подпись ректора университета, подтверждавшая согласие его на отправление 
мисс Ирен в Кардифф, так и не была поставлена, а мисс Ирен было заявлено, что она так и останется никем в этой треклятой, глухой к маленькому человеку стране до конца своей жизни. 

Несколько следующих лет жизни совершенно вылетели из памяти Ирен. Ее шатало как щепку в огромном и безвольном океане. Она переходила из одной крайности в другую. Играла на барабанах в рок-группе, писавшей излишне либеральные для ее страны тексты, и поэтому долго не протянувшей. 
Танцевала в стриптиз-баре, до тех пор, пока один из посетителей, перебравший спиртного не пошел на нее с ножом.

 

Общалась в эзотерических кругах с экстрасенсами и магами, и даже научилась читать будущее по картам Таро. Родила сына от заезжего мага. Ничего не вызывало у нее радости или ощущение полноты бытия. И только приехав в Город, она сознала, что может дышать свободно.

Дата публикации: 02 марта 2015 в 15:34