Творчество: проза
Рубрика: критика

Ёжик и Медвежонок сидели на краю пропасти, свесив ноги в пустоту. Вокруг них - и сверху, и снизу - была непроглядная тьма, не освещённая ничем - так, что было непонятно, где именно они сидят в робких лучах стоящей между ними маленькой керосиновой лампы. Её тусклый мерцающий свет выхватывал из темноты лишь кусочек помоста, похожего на тот, с которого прыгают в воду - на нём Ёжик и Медвежонок и сидели, лениво болтая ногами - и больше ничего.

Ёжик думал о том, как однажды дети принесли его домой из леса. Днём ему было страшно в квартире, населённой неживыми предметами - поэтому Ёжик лежал, спрятавшись в собственные иголки. Ночью же он тихо шурша по комнатам, искал в темноте Лошадку. Ёжик искал её ночами целую вечность, что-то около недели, в ванной и в коридоре, под столами и стульями. И последним местом, им не исследованным, осталось узкое пространство под диваном - такое, что Ёжик понял, что если он туда залезет, то уже не сможет вылезти обратно. Но выбора не было, спереди была возможность, а сзади невыносимый мир без Лошадки - поэтому Ёжик, не задумываясь, полез под диван. В тёмном узком пространстве была только пыль, возвышавшаяся горами, как вершины Хан-Тенгри. Добравшись до дальнего края дивана, Ёжик обнаружил за кучей пыли мёртвую Мышь.
  - Мышь, - спросил он, - здесь Лошадка не пробегала?
  - Нет, - ответила Мышь, - я здесь одна, мёртвая лежу, - и заснула вечным сном дальше.
Ёжик тихо прилёг рядом с Мышью и тоже умер, ибо делать в жизни ему было уже нечего. Теперь же, сидя с Медвежонком в пустоте, Ёжик уже не мог вспомнить тех событий, про которые думал.
  - Как хорошо, - тихо сказал он, - когда уже умер и нечего вспомнить.
  - А вот мне есть что вспомнить, - насупился Медвежонок, - я тоже хочу чтобы нечего, я тоже хочу умереть. Но не знаю как. Вот бы ты, Ёжик, как друг, подсказал мне - ведь ты уже умер.
  - Медвежонок, - предположил Ёжик, - наверное, проще всего прыгнуть отсюда вниз.
  - Внизу ничего нет, - ответил ему Медвежонок, - посмотри, вокруг одна пустота, нет ни верха, ни низа, некуда прыгать. А как умер ты, когда умер?
  - Ну, - собрался Ёжик с мыслями, - я просто лёг, и вскоре стал мёртвый.
  - Давай я сделаю так же, - сказал Медвежонок.

Медвежонок подобрал ноги и лёг неподвижно рядом с керосиновой лампой. Тени от тусклого огня тихо плясали на его лице. Медвежонок лежал и старался не дышать.
  - Ёжик, - спросил он, - Может я уже мёртв? Послушай моё сердце - бьётся или нет.
  - Бьётся, - приложил ухо Ёжик к груди Медвежонка, - не бьётся.. Бьётся.. Не бьётся.. Медвежонок, ты, - и заключил он, подняв вверх указательный палец, - полужив-полумёртв.
  - Как хорошо, - сказал Медвежонок, - значит, началось.

  - А сейчас?, - спросил Медвежонок.
  - Странно, - задумался Ёжик, приложив ухо к его сердцу, - ничего не происходит. То бьётся, то не бьётся.
  - У меня какое-то неправильное сердце, - огорчился Ёжик, - давай проверим как-нибудь по-другому.
  - Как?
  - Посвети мне лампой в рот, - Медвежонок открыл рот и закатил язык далеко, как только мог.
  - Язык завёрнут, - деловито сказал Ёжик, - похоже ты умер.
  - А теперь на всякий случай открой мне глаз и посвети туда лампой, - попросил Медвежонок. Ёжик осторожно приподнял ему веко, Медвежонок завёл зрачок так далеко назад, что перед глазами поплыли звёзды.
  - Зрачков не видно, - констатировал Ёжик, - поздравляю, ты умер.
  - Ну наконец-то, - сказал Медвежонок, и лежал в молчании.
  - А я мёртв уже давно, - пробормотал Ёжик, и лёг рядом с Медвежонком.

Так они и лежали мёртвые в темноте, пока лампа не начала гаснуть и светить уже с перерывами. По помосту, где лежали Ёжик с Медвежонком, прошла лёгкая дрожь, как бывает при землетрясении. Лампа упала, разбилась и потухла. Кусок помоста с друзьями откололся и поплыл, кружась, в пустоту, сопровождаемый тоскливой музыкой, пока его окончательно не скрыл занавес тьмы.

Дата публикации: 23 июня 2015 в 11:46