Творчество: проза
Рубрика: критика

Раскаленным добела пятном  расплылось солнце на бледном измученном небосводе, все сильней и сильней распаляя, застывшее под его лучами, мертвенно-белое море песка. Через все это  необъятное пространство, извиваясь, словно тело гигантского змея, тянулась барханная гряда.  Вздымаясь из плавящихся песков, непреодолимая преграда вселяла страх и отчаяние даже в самые стойкие души, своим грозным видом, зловещим звучанием своих поющих песков. Казалось, весь мир был опоясан этим спящим чудовищем, готовым в один миг придушить его своей смертельной хваткой и поглотить.  Один лишь сухой и обжигающий ветер набрасывался на неподвижное тело исполинского  змея, унося с собой песок с вершин величественных барханов.

 По одной из вершин, не смотря на невыносимую жару и сильные порывы ветра, шел человек. На руках он нес спящего ребенка, стараясь как можно крепче прижать его к своей  груди. Сделав несколько тяжелых неуверенных шагов, путник рухнул на колени, выронив ребенка на горячий песок. Мальчик лет пяти вздрогнул и детские сновидения тут - же испарились, солнце стало невыносимо жечь его глаза.

– Все, больше не могу, – задыхаясь, сказал мужчина, с его обветренного,  изможденного лица, струями стекал пот.

– Вставай, вставай, – испуганно проговорил ребенок, нервно поглядывая по сторонам. – Нам же нельзя здесь останавливаться, нужно идти.

– Не могу.

– Ну, вставай же, пожалуйста. Ты ведь сам говорил, что дорогу осилит каждый.

– Идущий. Дорогу осилит идущий,

– И мы осилим. Я пойду сам, ты только держи меня за руку, – переминаясь на босых ногах, сказал мальчик. –  Мне совсем не больно. Видишь?

Человек встал с колен, взял ребенка за руку и два путника стали медленно таять в густой пелене,  налетевшего песчаного облака.

– А ты научишь меня видеть созвездия? Ты обещал. Помнишь? У каждого созвездия есть своя легенда. Да?  – вопрошал мальчик, стараясь не отставать от своего попутчика.

– Да. У ночного неба много легенд и мифов. Вот дойдем, и я обязательно тебя научу.

Мальчик улыбнулся и, щурясь, посмотрел на выцветшее небо – песок под его ногами неожиданно просел и пополз в низ. Шипя, словно тысячи змей, песчаный поток стал стремительно уносить ребенка к подножию бархана, где змеиным зевом, зиял провал.

Он видел все как будто бы со стороны. Словно и не он это вовсе, что – то кричал, бросаясь в след, не он кубарем катился в низ, не он, а кто - то другой разжал руку. Когда он опомнился, змеиная пасть уже сомкнулась, оставив на поверхности узкий и глубокий колодец. На дне его, в темной воде барахтался мальчик, из последних сил цепляясь за жизнь.

  Человек лихорадочно пытался разрыть колодец, вновь и вновь стараясь дотянуться рукой до тонущего ребенка. Затем, словно обезумив, стал засыпать его песком, снова рыл и снова пробовал дотянуться. Он отбегал от колодца, возвращался, попробовал вскарабкаться по крутому склону, упал и уже совсем обессиленный подполз к его краю. Внизу, в зеркальной глади темной воды он увидел свое отражение. Человек вскочил и из груди его вырвался истошный и нечеловеческий крик. Великий змей очнулся.

Дата публикации: 19 сентября 2016 в 00:22