423
Тип дуэли: поэтическая

Право голосовать за работы имеют все зарегистрированные пользователи уровня 1 и выше (имеющие аккаунт на сайте до момента начала литературной дуэли и оставившие хотя бы 1 комментарий или 1 запись на сайте). Голоса простых смертных будут считаться только знаком поддержки и симпатии.

Голосование проходит по новой для ЛитКульта системе: необходимо распределить участников битвы по местам. Лучший стих - первое место... худший по вашему мнению - третье место.

Большая просьба к голосующим не высказывать своих личных мнений на счёт стихотворений. Все критические реплики и флуд будут удаляться. Обсуждения текстов оставляем для ленты Стихов, в которой будут рады всем вашим текстам.

Голосование продлится до 1 марта включительно.

Тема дуэли: Кару не трудно стерпеть, если её заслужил (Овидий).

 

 

Росс Даффер

Наказание Вавилона

Мене, мене, текел, упарсин
(Исчислен, взвешен, разделён).
(Дан. 5:26-28)


Два часа как площадь тиха, глуха,
сон украл последнего петуха,
там куриный бог ему сыплет семя.
Из кувшина идола бьёт фонтан -
не вино, вода. Виноградарь пьян,
он в который раз пропивает время.
Истукан стоит. Человек спрямлён.
Человек, стоявший за Вавилон.
Вавилон, чьё время пил виноградарь.
Человек сухой, как его лоза,
и суха слюна, и суха слеза.
Истукан стоял. Человек не падал.

Пировал и здравствовал Валтасар.
Полногруды девки твои, Иштар,
и кратеры целы, и кубки полны.
От кратеров чудился медный звон,
так, звеня, за Зевсом бежал Тифон
или это Зевс настигал Тифона.

Пять часов как площадь молчит, горда.
Истукан стоит, но бежит вода.
Человек, привязанный к истукану
просит пить вина, только нет вина.
Виноградарь мёртв, а Иштар пьяна,
царь царей заснул и вовек не встанет.

Семь часов как площадь темна, черна,
и петух доклёвывал семена.
Истукан стоял. Человек смеялся.
Человек, стоявший за весь народ,
хохотал, да только кривился рот:
"Мене, мене, текел, упа'рсин*".
____
*ударение изменено намеренно от слова "перс".


 

Шон Леви

Здесь было тяжело. Но кончен срок.
И высотою голубого небосвода
Меня зовет та самая свобода,
Которой оплатила я урок.
Здесь было нелегко. Но есть законы...
За счастье платят горечью сполна.
На мне лежит серьезная вина
Я выбирала день для похорон.
Здесь было... Впрочем, знаешь, мне не жаль.
Я понимаю смысл моей кары.
И вкусен был паек, удобны нары,
И голову не трогала печаль.
Но не понять, мне не понять никак
За что любимый столько лет меня так мучил.
Когда же этот ад вконец наскучил,
Ты понимал, за что в тебе тесак?

 

 

Эндрю Стэнтон

Крайняя исповедь Ноланца

Пахнет розой, и шип колет сутью порожних времён. 
Я довольно умён, чтоб повеяло тайной и гнилью: 
Ибо верую неизрекаемым Имя Имён, 
Ибо скудный побег для себя полагаю обильным. 
"Филипетто, дружок, возвращайся из книжной пыли, 
От науки сухой к немудрёной солдатской науке, 
В мире вещном доподлинно пули надёжней молитв. 
Мира вышнего смысл не услышать в божественном Звуке." 
Но намного вовне кругозора земного отца 
Воплощённая тайна механики сфер мирозданья, 
Я нащупал руками ведущие нити Творца, 
Я смогу их принять на себя при наличии знаний, 
Содрогнитесь от правды познавшего каждую суть, 
Ощутившего все рычаги шаловливой десницей, 
Ибо сущее Богом объемлет Вселенную всю, 
Ибо стоит забыть всё, чему вы привыкли молиться, 
Ибо сущность всей сути в себя проникает сама, 
Не сподобятся это постичь лишь глупец и невежда, 
Отчего же я бьюсь в окруженьи лишённых ума? 
Но разумных обресть не теряю последней надежды. 
Что есть Бог — вам наверно скажу я один, 
Ибо верую присно без вашего символа веры, — 
Всевидим, познаваем и исповедим, 
Безгранично безличен, тем более чужд вашей меры. 
Я пытался вдолбить это в сытые плеши глупцов, 
Оказавшись за это добро и сочтён, и измерен, 
И немного дождаться, как пламя овеет лицо: 
Так немного дождаться тревожную сладость потери, 
И, горя, освещаю дорогу идущим за мной, 
Жертвой пламенной неизречённости имени Бога, 
Я суть смысла вселенной, бессмертный её непокой. 
Мой костёр тем, кто следом, укажет дорогу. 
Пахнет розой нездешней дорога на Площадь Цветов. 
Я уже не сего вертограда, мне поздно молиться. 
К единению с Тем, Кто есть Всё, добровольно готов, 
А пославшие мя свою жатву обрящут сторицей.

Дата публикации: 24 февраля 2017 в 03:18