476
Тип дуэли: поэтическая
Тема Дуэли: стыд

Право голосовать за работы имеют все зарегистрированные пользователи уровня 1 и выше (имеющие аккаунт на сайте до момента начала литературной дуэли и оставившие хотя бы 1 комментарий или 1 запись на сайте). Голоса простых смертных будут считаться только знаком поддержки и симпатии.

Голосование проходит по новой для ЛитКульта системе: необходимо распределить участников битвы по местам. Лучший стих - первое место... худший по вашему мнению - третье место.

Большая просьба к голосующим не высказывать своих личных мнений на счёт стихотворений. Все критические реплики и флуд будут удаляться. Обсуждения текстов оставляем для ленты Стихов, в которой будут рады всем вашим текстам.

Голосование продлится до 28 февраля включительно.

Тема дуэли: Очень мне хочется сказать тебе кой-что тихонько, только не смею: мне стыд мешает (Алкей).

 

Шон Эстин

Началось все в другую эпоху, когда 
Преграждая протоки, плотина стыда 
Поднимала энергию ввысь: 

Долгота женских юбок толкала в поход 
Покорителей диких племен и широт, 
Чистый лист манил перья и кисть. 

С полдесятка тому инкарнаций назад 
Оперенный ресницами девичий взгляд 
Прямо в яблоко глаза попал. 

Лукокрылый шепнул: «То, что бьется – разбей!» 
И по смазанной огненной кровью резьбе 
Ты мне в сердце вкрутила запал. 

И от взрыва нельзя ничего уберечь: 
Заплетается ватными ножками речь, 
Языком семеня из гортани. 

Где холодные губы арктических вод 
В русский берег впились, там, вмороженный в лед, 
Мой кораблик двухпалубный ранен. 

Так пристрелкой двоим лишь понятных словес 
Незаметно нащупал играющий бес 
Каждой фибры невидимый контур. 

Словно став намагниченной чуткой стрелой, 
На тебе и к тебе я повернут, слепой 
Синей птицей летя к горизонту. 

Путешествий во времени, правда, пешком 
Совершил я с тех пор лет на сорок с вершком, 
Обзавелся умом, сединой и брюшком, 
День за днем к поминальной шел рюмке; 

Но дощатую дверь за собою закрыв, 
В путь сансары шагнув, что запутан и крив, 
Я твой образ унес, как саднящий нарыв, 
В перикарда сосудистой сумке. 

Раз за разом судьба на молочном листе 
Повторяет, зараза, все фабулы те, 
И я снова рождаюсь, похож на 

Всех, кому сердце в ребра давало пинка – 
Вшито накрепко в карму моей ДНК: 
«Есть любовь, 
но она 
невозможна».


 

Линни Бертелсен

Руки ее узнавали меня из всех 
остальных и прочих, 
впрочем – приходили не часто, 
стояли поОдаль, мямля слова пустые, 
губы ее сквозь дрожь 
произносили имя, 
тихое, даже тишайшее, вовсе без звука 
имя стелилось травой над полом, 
сочилось в щели, 
древние лаги пола скрипели-пели. 

Я застывал в дверях на мгновение, 
позже все ж проходил, 
приближался, сгибал колени, 
из скорлупы щербинок клевало время, 
руки молили, 
безмолвные и пустые, 
я наполнял их, 
давал им имя. 

Руки читали черты мои, 
по прочтенью 
падали плЕтями, 
я был для них отныне 
книгой прочтенной. 

Тот год был чем-то занят, 
впрочем – собою, 
мысли о ней и прочем 
вытеснив из себя же, 
нажил 
денег, 
врагов, 
скорых на встречу женщин, 
если бы знал 
ее становилось меньше, 
то… 

Говорили потом, всё шептала имя, 
да ко всему 
рисовала его руками, 
пусто смотрела, словно на сердце камень... 

Я не пришел. 
Руки из всех остальных и прочих, 
если б узнали, 
насколько бы было проще, 
даже не ей, нам обоим, вернее мне лишь. 
Я бы пришел, 
поверь мне. Веришь?


 

Пол Райзер

В руках предательская дрожь,
И воздух нежностью пропитан. 
А сердце, предвкушая битву,
То бабочкой стучит в ребро,
То хочет вырваться под дождь,
В твои раскрытые объятья. 
Стоять, не надевая платья,
И, возвышаясь в естестве,
Отбросить прочь вуаль приличий.
Узор любви несимметричен,
Но голос рвется на фальцет... 
И мотылёк летит на свет.

Взор мотылька к огню прикован.
Хочу сказать - мешает стыд,
Но все движения просты,
А миг определяет слово,
И всё взрывается сверхновой!
Так и лежу, не шевелясь,
Чтоб не нарушить эту связь,
И обретаю смысл #жить.
А счастье - это встретить джинна
из старой лампы Алладина;
Его на волю отпустить,
И ни-че-го не попросить.

Дата публикации: 22 февраля 2017 в 00:30