468
Тип дуэли: поэтическая
Тема Дуэли: Сохрани мою тень

Право голосовать за работы имеют все зарегистрированные пользователи уровня 1 и выше (имеющие аккаунт на сайте до момента начала литературной дуэли и оставившие хотя бы 1 комментарий или 1 запись на сайте). Голоса простых смертных будут считаться только знаком поддержки и симпатии.

Голосование проходит по новой для ЛитКульта системе: необходимо распределить участников битвы по местам. Лучший стих - первое место... худший по вашему мнению - третье место.

Также в комментариях можно оставлять и критику-мнения по стихам.

Флуд и мат будут удаляться администрацией литературного портала «ЛитКульт».

Голосование продлится до 14 февраля включительно.

Тема матча:  Сохрани мою тень (Сурганова и Оркестр)

Обязательное задание: Использовать все слова из темы в стихотворении. Слова можно использовать в любом удобном для вас порядке.  Можно склонять, спрягать. Главное, чтобы именно все эти слова были в ваших работах.

 

Лиза Чандлер

"Потеряй меня, город..." 

Врач мне сделал укол, я остался живой, 
но пришлось сменить кровь и расстаться с тобой. 
С.Сурганова, Ю.Абрамов 


Потеряй меня, город, в проталинах спящих лиц. 
Растворяться в тебе всё равно, что дышать пропаном, 
забывать тебя - глупо, невыносимо, странно. 
Сохрани меня частью в своей горсти. 
Потеряй меня, свет мой, тенью зашей в домах 
неизвестных и нищих швей. Подколодной пьяни 
расскажи, что ушёл я легко, впотьмах 
раздарив неизбежность пустым площадям и храмам. 

И мою невозвратность прими, словно тихий шёлк. 
И мою отчуждённость возьми, словно мягкий шелест. 

Разрыдайся перед дверями поезда. Хорошо, 
если будет платок. Маши им, как вслед ушедшим 
к переломам тоски, перемолотым в терпкий фарш 
и заваленным снегом к утру. За гранью 
быстротечных слов, отупевших, смертельно раненых 
ожидает очереди замызганная строка, 
заблудившись в итоге. Найди меня, город, парками, 
проводи потихоньку, сдавленно вдох глотая. 
Прохожу по границам твоим, февралями пачкаясь. 
Тень плетётся за мной. Но теперь - чужая.


Ато Эссонда

Сказка 

Сторожко над сморённым миром 
плывёт луна – как сирота, 
кругла. Мне холодно и сыро, 
но одеяло не достать: 
его, поди, вагонный спрятал. 

На жёстком месте тридевятом, 
полудремотою сражён, 
лежу, как царь Кощей над златом, – 
над чьим-то еду багажом 
и сторожу чужую тайну 
под прочной крышкой откидной. 

Из тамбура всё дымом тянет- 
потянет: не стесняясь, мой 
сосед бычок смолит неспешно. 
Мне нипочём: я чую как 
сквозь сон из темноты кромешной 
мне тайна посылает знак. 
Хоть понимаю, что нельзя, и 
всё же представляю: ей 
уже не сторож я – хозяин... 

Но, поминая всех чертей 
и лешего – на всякий случай, 
на дальней станции дремучей 
сигает с верхней полки так, 
что в пол уходит по коленки 
и око Лиха из-за стенки 
растягивается в пятак, – 
огромный богатырь. Он живо 
уносит тайну на плечах. 

В окно, спустя минуту, вижу: 
идёт размашисто к колодцу, 
за ним покорно тень плетётся 
о трёх змеиных головах – 
и понимаю, что отныне, 
раз тайну сохранить не смог, 
ко мне вагонный будет строг, 
и мне лежать и молча стынуть – 
усваивать урок простой – 
над гулкой-гулкой пустотой.


Байрон Манн 

Оставьте меня мне,
В покоях или тюрьме, 
В покое ли или тьме,
Оставьте меня судьбе,
(Пускай ее даже нет)
Поставьте на кон день, 
Сгибая в дугу лень,
Сжимая в груди стон,
Поставьте его на кон,
А вдруг улыбнётся тень,
И я ее не спугну.

Храни меня сударь, да, 
Все рифмы теперь - вода,
Не мысль, а судорога, 
Немыслима суть, тогда
И правда не дорога - 
Не правда, а просто плен.
Моя мечта встать с колен,
Стряхнуть мысли пыль с плеч
И просто стоять и петь
Простое...Чтоб сгоряча
Сыскать себе палача
И горько его любить.
И горько его любить.

 

Мэтт Бидел

Я запомнила прошлую зиму – красные сумерки яблонь, 
в черешки фитилей вцепившиеся сморщенные огни. 
Яростное приплодом, дерево кажется канделябром, 
где на гроздьях горит рябиновый снег. Проходя, стряхни 
на плечо крупицу-другую, то-то порадуется приятель, 
выглядывающий из-за левого, когда начнёт распускать язык 
белоголовое пламя, ворчащее, что окончательно спятили 
люди этого города. Но тот, за левым плечом, привык. 

Новую зиму выстроили из серого снега и камня, 
без огонька, по экономически выверенным чертежам. 
Под вечер фасады ТЦ и банков, зеркально- 
чистые, ближе и чище, чем небо. Неуловимый шарм 
угловатости, глянца, всего, начинающегося с "эле́ктро", 
гипнотизирует и отвлекает взгляд от скупого льда. 
И для демона за плечом достаточно пары порывов ветра, 
чтобы растаять, не достучавшись до человека без пламени и плода. 

Тени бегут по тропе красноватым воском, и время 
горит, словно яблоко, меж длинных ветвей и зим. 
Что-то тянется, тянется, подкрадывается к деревьям, 
обламывает мелкие ветки. Враг ощутим, но незрим. 
Детали темнеют, но память моя удерживает сердцевину 
и корнями ломает линии асфальта и кирпича. 
Сохранить бы себя, взрастить, ограждения опрокинуть, 
слушать шелест листвы, и голос, и пение из-за плеча.

Дата публикации: 09 февраля 2018 в 23:23