696
Тип дуэли: поэтическая

Право голосовать за работы имеют все зарегистрированные пользователи уровня 1 и выше (имеющие аккаунт на сайте до момента начала литературной дуэли и оставившие хотя бы 1 комментарий или 1 запись на сайте). Голоса простых смертных будут считаться только знаком поддержки и симпатии.

Голосование проходит по новой для ЛитКульта системе: необходимо распределить участников битвы по местам. Лучший стих - первое место... худший по вашему мнению - третье место.

Также в комментариях можно оставлять и критику-мнения по стихам.

Флуд и мат будут удаляться администрацией литературного портала «ЛитКульт».

Голосование продлится до 14 февраля включительно.

Тема матча: Прощальным костром догорает эпоха (ДДТ)

Обязательное задание: Использовать все слова из темы в стихотворении. Слова можно использовать в любом удобном для вас порядке.  Можно склонять, спрягать. Главное, чтобы именно все эти слова были в ваших работах.

 

Треу Трэн

Степь. Производное всех причин
бегства от самой родной среды -
вечер, который тебя уличил 
в том, что скорее всего не ты
извлекаешь привычный звук
(вместо возгласа слышен вздох) -
чтоб ответить, не хватит и двух
прожитых жизней, тем паче - эпох - 
все равно ты в нее не вник.
Догорели тела костров - 
ночь явилась как твой двойник
и движется с запада на восток, 
увлекая с собой. Февраль
стелит пути на твоих глазах, 
но какую дорогу ни выбирай -
ни одна из них не ведет назад.
Степь в ожидании прожекторов.
Степь как прощальный ночной мотыль; 
место, где небо сплошной потолок, 
место, где сам с собою на "ты"


Пол Лейзенби

О любви.

А я хочу сегодня о любви... 
И как бы это не было банально, 
Презрительностью губы не криви. 
Я знаю, под твоей холодной сталью 
Пылает ад и рвется изнутри. 
Ведь только это станет там, в финале, 
Важнее важного, под визг асистолий, 
Корону ли, тавро ль мы здесь имали. 

Поговори со мною о любви. 

Пусть будет век жесток и смраден дом, 
Мы состоим из той же звездной пыли, 
Мы были лунами, мы и волками выли 
На луны те. И каждый был спасен, 
Прощен любя, и погибал влюблен. 
Последняя из ведьм сгорит в кострах. 
Последний Торквемада сдохнет, корчась 
От той тоски, что поедает порчей, 
Самоубийственность аутодафе познав. 
На стыках всех эпох, сливаясь в тень, 
Застынет время, обнажая нежность, 
И бель костей всех тех, кто был отвержен, 
И Млечного Пути шагрень.


Рене Голдсберри

Зеркальце, свет мой, ответь, где найти себя.
Есть ли теплее места, чем под боком Бога?
Если мучительно хочется гнаться вспять,
значит, уже догорает костром эпоха
острых сюжетов, пьянящих,как старый эль,
чувств несуразных, как если б на бал - да в кедах.
Выброси все, чему старость не обогреть,
не доводя сокровенность до секонд-хенда.

Молча присядем по разным краям зимы,
взгляды ища в зазеркалиях задних видов.
Месяцы-братцы по кругу зачтут псалмы,
год провожая в традициях панихиды.
А на девятый - родится один пророк,
рай посулит, да и канет в костер прощальный.
Все, что в тебе распускалось не там, не в срок -
горе-подснежники - рви и бросай нещадно.

Люди прознают и тоже начнут цвести
всем, чем попало, хоть черным чертополохом,
не понимая, ведь чтобы в себя вместить
столько тепла, нужно сжечь и себя, и Бога,
век ожиданий и горы кривых зеркал,
не говорящих ни правду, ни небылицу.
Мечутся искры на кончике языка.
Можешь остановиться?

Дата публикации: 08 февраля 2018 в 22:56