1016
Тип дуэли: поэтическая

Право голосовать за работы имеют все зарегистрированные пользователи уровня 1 и выше (имеющие аккаунт на сайте до момента начала литературной дуэли и оставившие хотя бы 1 комментарий или 1 запись на сайте). Голоса простых смертных будут считаться только знаком поддержки и симпатии.

Голосование проходит по новой для ЛитКульта системе: необходимо распределить участников битвы по местам. Лучший стих - первое место... худший по вашему мнению - второе место.

Также в комментариях можно оставлять и критику-мнения по стихам.

Флуд и мат будут удаляться администрацией литературного портала «ЛитКульт».

Тема матча:  Сад земных наслаждений (Иероним Босх)

Задание: Написать стихотворение по данной теме. Можно для вдохновения использовать указанную картину.

Голосование продлится до 2 февраля.

 

 

Джилл Моррисон

Синдром Стендаля

Фламандским живописцам тесно в Прадо,
Там Босх один – величие, громада –
Откроет для туристов створки ада,
В Средневековье пропуск передав.
Туда, туда, где пламя инквизиций
Вылизывает небо, очевидцем
Предстанет тот, чей ум воспламенится
(Очнётся впечатлительный Стендаль).
Герой на полотне себя нашедший,
Вкусивший плод страстей и сумасшествий,
Стирать с лица возьмётся резким жестом
Не пыль веков, а ягодный нектар.
И полетят лохмотья слой за слоем:
Чертополох и хищное алоэ,
Вонзённое не в плоть, а в души. Слово
Художника проступит на холстах.
И круг за кругом, краску разъедая,
Запляшут языками кольца, градом
Падут на грешных гроздья винограда
С гигантского засохшего куста,
Но там, где сад цветёт огня живее,
Адам, посеяв стыд в покорной Еве,
Заметит: наливаются на древе
Запретных лакомств гиблые уста. 

 

 

 

Николас Холмс

От бездны до небес

Был бледен смысл лавирующих слов,
по волнам жизни их число несло,
по небу плыл сверкающий салют,
впадая обречённо в абсолют,
на стенах времени образовался скол,
и трещина затем. Поток людской
туда стремился, то есть, снова в щель,
и утверждал, что смысл таит и цель
дорога исступлённой ночи в день –
вперёд к рассвету, чтоб назад в Эдем.

Вперёд к рассвету, чтоб в Эдем назад,
в траву, туда, где чёрная роса
обожила закатные луга,
похожестью своей на жемчуга.
Туда, где наслаждения фонтан
омоет тела кожаный зиндан,
чтоб смертная, пока что, стала плоть
подобием того, что дарит плод.
Струится сладкий яд по нитям вен,
но ночь внутри – недостижим рассвет.

Скажи, Царица – гарпия-змея
по венам разливала сладкий яд, 
рождённый в чреве матери-земли,
чтоб наслаждаясь — мы изнемогли?
Изнемогая, ждали — дашь, что ты
душе покоя, телу немоты,
небытия-надежды вечный дар,
благ, или проклят мир, скажи, Иштар?
Здесь тлена фимиам кругом разлит,
и смотрит Ева в зеркала Лилит.

Post Scriptum. Крик совы во всех мирах,
материи затейливый мираж,
деторождений сомкнутая нить,
спит Демиург – его мы видим сны.
Очнётся и почешет правый бок,
толпа воспрянет и воскликнет: Бог! 
почешет левый, крикнет: Сатана!
Здесь каждой твари определена
простая и незавидная роль – 
им ненавистны те, кто над игрой…

Рви струны, в барабан судьбы стучи,
над головою чёрные грачи,
твоя душа занесена в реестр —
всё учтено. От бездны до небес.


 

Хезер Дорксен

Под взглядом придирчивым света,
в услужливых лапах судьбы
ты так безнадежно воспета,
что жалость встаёт на дыбы.

И нежность, проклюнувшись почкой,
качает тебя на листе,
играясь то в мамы, то в дочки
и сказки заводит не те:
о людях, летящих на небо,
о яблоках, съеденных впрок.
Прикроешься именем Ева
и клацнешь надёжное ОК.
И жалость восставшая трезво
оценит мышиной возню.
И примется комкать и резать,
и мерить по сто раз на дню.

Пожми удивлённо плечами,
оставшись на вольных хлебах.
Мы завтра с тобой одичаем
куда не ступала нога.
Мы завтра протопаем тропы,
откроем святые места.
Мы завтра распишемся кровью
на мирно почивших листах.

И снег под ногами заплачет,
мешаясь привычно с песком.
И город, прикинувшись зрячим,
увидит, что мы высоко
летаем и падаем звонко,
и лоб расшибаем на раз.
Пусть нежное сердце ребёнка
оставит тебя умирать
на красной каёмочке блюдца,
звеня молодильным бочком.

Позволь на тебя оглянуться,
впитать эту кровь с молоком. 
Улыбку сорву и упрячу
в священных псалмах между строк:
мечты, любопытство, упрямство.
И клацну заветное ОК.

Дата публикации: 26 января 2019 в 01:56