634
Тип дуэли: поэтическая

Право голосовать за работы имеют все зарегистрированные пользователи уровня 1 и выше (имеющие аккаунт на сайте до момента начала литературной дуэли и оставившие хотя бы 1 комментарий или 1 запись на сайте). Голоса простых смертных будут считаться только знаком поддержки и симпатии.

Голосование проходит по новой для ЛитКульта системе: необходимо распределить участников битвы по местам. Лучший стих - первое место... худший по вашему мнению - второе место.

Также в комментариях можно оставлять и критику-мнения по стихам.

Флуд и мат будут удаляться администрацией литературного портала «ЛитКульт».

Тема матча:  В поисках четвертого измерения (Сальвадор Дали)

Задание: Написать стихотворение по данной теме. Можно для вдохновения использовать указанную картину.

Голосование продлится до 2 февраля.

 

 

Крис Пратт

Зимнее время 

Фарфоровый каблучок – наливная гжель, 
морозец-морозец, пляши да гони взашей 
косматые белозубые облака! 
То в небе звенит от дубового кулака, 
то катится солнце с плеч да за синий город. 
Распахнута шуба, с изнанки черным-черна, 
за пазухой млеет лакомая луна, 
смолкает машинный гомон и птичий говор. 

Морозец-морозец, хрустальное ружьецо, 
мясистые тени падают на крыльцо, 
дымятся в снегу рябиновые зрачки. 
И звёзды с ковшами бегут наперегонки, 
от пряных котлов, дворов урывая долю. 
Запаслив мороз. Глянь, чуточку рассвело, – 
он катит автобус-пряник, залив стекло 
глазурью, прозрачно-розовой под ладонью. 

Бело, да не сахар. Месяц идёт за год, 
и впору слова как пар принимать рот в рот, 
пока не пришла, пошатываясь, весна, 
чтоб сырное солнце, масляная сосна 
её напитали. Будто огонь по кровлям, 
разносятся слухи, прыгает вороньё, 
и мрачен охотник, откладывая ружьё, 
надеясь отбиться малой водой и кровью. 

Хозяин-мороз, поломанные часы! 
Доволен твой гость, и мёртв, и по горло сыт. 
За слово – вода, неделя идёт за две, 
а день будто час, да не вместится в голове. 
Оно не даётся в руки, не знает счёта 
с тех пор, как весна, отлежав тонкокожий бок, 
открыла глаза, и ровнёхонький ноготок 
со скуки пружинку подковырнул. Всего-то.


 

Элизабет Бэнкс

водолазка

поиграем в черно-белый стул
муравьи изъели чей-то дом
я вчера на коврике уснул 

расскажи мне, кем я стал потом
водолаз на пирсе - в добрый путь! 
водолазка сорвалась с плеча
задыхайся, пробуй утонуть

водолазка любит лихача
водолазку любит водолаз 
выпустил из кранов соль морей 
приплывай, красавица, сейчас 
залило уже семь этажей 

поиграем в черно-белый стул
выбирай, кто скажет тебе - стоп 
кот вчера на коврике уснул

кто вчера на коврике был кот?

водолаз ныряет с пирса вниз 
муравьи изъели чей-то сад 
водолазка на полу лежит 
красная на белом полоса


 

Уилл Арнетт

Место под солнцем теперь обозначено гиперкрестом. 
Гиперкругами очерчено дно колодца. 
В башнях его ещё именуют «двором», 
только пространство изменчиво: место солнца 
прочно забито медным гвоздём-трубой, медной 
занудой зуба, входящего в гости 
в руки и головы, занятые трудом. Серые глыбы 
похожи на белые кости 
прах потерявших, восставших из ржи и тли, из 
преисподней прожитых песен века, 
давших героев памятникам, и земли 
странным потомкам древнего человека. 

Слово – объект, перифраз откровения, мысли, 
слетевший от скуки в пустоту колыбели и тёмной вьюги, 
безголосо воющей в неуютной мгле, 
ведь Земля – бесприютная форма света в его игре. 
Никого: ни тебя, ни меня, ни прочих… Может, 
Бог и есть, а может – не очень. 
Печень дряхлеет, мозг погружается в гипермечты, 
где «колодцы» полны ребятнёю, 
цветут кусты, и дома – не кресты, и не глыбы, 
не кости, а 
радостных криков и солнечных лиц игра. 
Воплощение юности, мощи… 

Вот четвёртая четверть последней стены квартала – 
память-сон, память-явь, память детства, которого вечно мало. 
Игры лишь начинаются с юностью. В зрелости – первый мат 
получает играющий с вечностью. Бьёт набат 
колокольня смирения, гендерная основа 
озаряет вспышками: снова, снова – 
становись только тем, кем ты должен был стать! 
Так теряется слово, и сон кровать 
превращает в корабль, ещё не в ладью Харона, 
на котором ты вновь отправляешься в это лоно, 
где часы – вода, и где Слово – лишь стук сердец. 
Свет не нужен. Ещё не настал конец, погружение 
в землю. Ещё под тобой Земля. Ты же – маленький принц, 
не доросший до короля.

Дата публикации: 26 января 2019 в 02:03