793
Тип дуэли: поэтическая
Тема Дуэли: Жизнь моя?

Право голосовать за работы имеют все зарегистрированные пользователи уровня 1 и выше (имеющие аккаунт на сайте до момента начала литературной дуэли и оставившие хотя бы 1 комментарий или 1 запись на сайте). Голоса простых смертных будут считаться только знаком поддержки и симпатии.

Голосующим надо указать лучшего автора по их мнению.

Также в комментариях можно оставлять и критику-мнения по стихам.

Флуд и мат будут удаляться администрацией литературного портала «ЛитКульт»

Тема матча:  Жизнь моя? иль ты приснилась мне? (Сергей Есенин).

Голосование продлится до 21 октября.

 

 

Джек Гриффо

Демиург закрывает глаза на краю Вселенной. Ему снятся истории: остров Святой Елены, молодые туземки, роскошные гобелены, семилетний Иона играет с большим китом. Демиург, просыпаясь с утра, создает планету, где родится Шекспир, что начнёт сочинять сонеты, где влюблённые пары бросают в фонтан монеты, загадав абрикосовый сад и уютный дом.

Демиургу пеняют:
как маленький, право слово. Человеческий род ненадёжен и избалован. Напрягись, чтобы смерти хватило её улова. Обеспечь генеральским штабам справедливых войн.
Вот запомни, придурок: мы знаем твои уловки. Проживёшь ли ты дальше без пенсии, без страховки? Мы-то знаем, как правильней. Нечего хмурить бровки.
Несогласных настойчиво просим — валите вон.

Демиург закрывает глаза на краю пустыни. Ему снится: медовой водой истекают дыни, а потом ещё снег, и старик на морозе стынет, потому что красиво, внучок нацепил коньки. Демиург, просыпаясь с утра, сочиняет страны — все играют на флейтах, купаются в океанах. Пьют амброзию маги, алхимики, великаны, улыбаются, глядя на солнце из-под руки.

Демиурга ругают:
с тобой никакого сладу, офигеть, креативный нашёлся. Ума-палата. Мы сначала отправимся к боссу, потом к Пилату. Где борьба за престол, эпидемии, нищета? Ты давай, чтобы истина, чтобы любой поверил. Ещё в обморок грохнись — смотрите, какие звери. Так-то мы достигаем успеха в небесной сфере, пока всякие корчат опять из себя шута.

Демиург открывает глаза на краю деревни. Петухи презирают сновидцев, шумят деревья. Завалился бы ночью с цветами к одной царевне, ибо грудь ее девичья мягче, чем каравай. У создателя чай на столе, на штанах лампасы. Так-то он рядовой демиург. Демиург запаса. Говорила беззубая кобра: не просыпайся. Говорили же древние руны: не открывай.

Демиург закрывает глаза, потому что может. Ему снятся хвощи, динозавры, земля моложе. Авель жив, Ной вообще покупает в ларьке галоши, потому что потоп отменили, а лужи нет. Вдаль бегут неуклюжие предки искусствоведов, напевая: советуйте сами себе советы. Демиург просыпается с первой минутой света и грызет авалонское яблоко. Сорт ранет.


 

Том Кенни

118

«Вот в чем прелесть этого
путешествия вверх 
по лестнице луны 

Времени губка, впитавшая губ кровь,
влажною стороною падает на пол
комнаты 118:  стыки углов,
плен потолка, и побеленных стен трапы.
Шизофрения?- бледнее себя самой,
зеву эона отдавшись девой и кормом,
чёрного неба царица (путана\моль) –
дразнит диезом девиза - домов балконы.
Галлюцинации - дней обретают вес,
жанры иллюзии - лиц сочетают рифмы,
тесно в смирительной плоти, но пусто -  без,
словно дыра в тишине, или #стрим#вЛимбе. 

В чаще сознания прячется слов спрут,
то пробуждается, то погружаясь ниже
грунта, конвульсией щупалец сводит в круг
точки омеги и альфы. Сквозь нас, иже,
плавится смеха оскаленная стезя,
акупунктура мгновений уводит к вирту,
смерть раскрывается в сказочный кинозал,
в фотоальбоме страницы смертей выдрав.
Чаша любви, чаша тлена и стопка строк –
не было бы перебора до опохмела;
с синей каёмкой, когда подают платок,
то намекают – всему есть не время, но мера.
Времени нет. Есть – кино, домино, вино;
сцепка событий,  но с чем, и в какую тару?
Тем, кто спешит составлять топографию снов
будет непросто на карту вносить фракталы. 

Вобщем, Садовая, дом 302-бис
(если не помнишь маршрута – не стоит ехать):
сливки богемы, брутальное зашибись,
пойло, печеньки, разборки, и летка-енка.
Варится варево. Повар, его эскорт,
ингредиенты сплавляют градусом силы.
Но в 118-й  всякий дурацкий понт
старушки Селены, всё-таки, интенсивней!
Если иначе сказать - хоть пляши\хоть плачь\
вымпелом взвейся на ярости дней флагштоке,
всё пережитое – стрёмный, унылый patch,
часть протокола  Blockchain, смарт-контрактный токен… 

- Пыль. Ах, какая здесь пыль, нет гнусней страны,
боль (френалгия?) от небытия потери.
Центурион, ты такие же видишь сны?
Если такие же, то, почему – не верим?

Дата публикации: 16 октября 2022 в 14:29