577
Тип дуэли: поэтическая

Право голосовать за работы имеют все зарегистрированные пользователи уровня 1 и выше (имеющие аккаунт на сайте до момента начала литературной дуэли и оставившие хотя бы 1 комментарий или 1 запись на сайте). Голоса простых смертных будут считаться только знаком поддержки и симпатии.

Голосующим надо указать лучшего автора по их мнению.

Также в комментариях можно оставлять и критику-мнения по стихам.

Флуд и мат будут удаляться администрацией литературного портала «ЛитКульт»

Тема матча:  С каким наслажденьем жандармской кастой я был бы исхлестан и распят (Владимир Маяковский).

Голосование продлится до 21 октября.

 

 

Мирна Веласко

Яблони чуток сон в звонком твоём саду.
Не доверяйся мне: я тебя подведу.
Пальцы когда-то нам склеивала смола -
Ты ее отряхнул. Я так и не смогла.

Печки надсаден треск. Горьки изломы фраз:
Если свинья не съест, значит, любимый сдаст.
Губы мои в крови. Кровью мой флаг пророс -
Или неси с гордостью,
или брось.

Брось! Их кругом - тьма. Любой положи в карман.
Скажешь: я был распят, я был от страха пьян,
Предан своей страной, предан - да что страна? -
Белые рёбра.
Стёртые имена...

В небе не видно звёзд. С неба стучит вода.
Это ли - за тобой? Это ли - навсегда?..
Яблони синий сон. Перекрестие двух теней -
Не буди.
Я пригляжу за ней.

 

 

Трэвис Уиллингэм

Тридцать семь и четыре

Сон или бред - называй, как хочешь.
Книги под одеялом лежат в рядочек.
Это я. Поправляю ту, что сильнее болит.
Я теперь состою из книг.

Лежу на спине. Поворачиваться нельзя.
Книги не смогут, а они - это я.
Заснуть бы. Трогаю их за острые уголки обложек -
все на месте. Теперь - можно.

Десятое октября в квартире.
Тридцать семь и четыре.

Сон не долгий, некрепкий. Фиго́вый сон.
Лезли правды в глаза мне со всех сторон.
Оказалось их множество, не одна.
И у каждой слеза на щеке видна.
И у каждой в руках - и меч, и щит.
И кричала каждая, что болит...

Так болит, что трудно глотать,
дышать.
Просыпаюсь. Книги, холод, кровать.
Нет воды, есть, слава богу, свет.
Нафтизин, чай из термоса, пара таблет...

Снова спать. Книги мои во мне.
Мирно так лежат в тишине.
Где-то бахнуло пару раз - прилёт.
Окна вздрогнули. Рядышком страх прилёг.

Повалили из книг кресты, как странная рать.
Людям на спи́ны ложатся - попробуй снять!
Так и идём с крестами, пока можно дышать,
тяжёлыми, как никелированная кровать.

А над нами - небо, распятое в вышине.
Коченеют души, распятые на войне.

У большого больного мира -
тридцать семь и четыре.

Дата публикации: 16 октября 2022 в 14:44