647
Тур: Финал
Тип дуэли: прозаическая

Право голосовать за работы имеют все зарегистрированные пользователи уровня 1 и выше (имеющие аккаунт на сайте до момента начала литературной дуэли и оставившие хотя бы 1 комментарий или 1 запись на сайте). Голоса простых смертных будут считаться только знаком поддержки и симпатии.

Голосование проходит по новой для ЛитКульта системе: необходимо распределить участников битвы по местам. Лучший рассказ - первое место... худший по вашему мнению - второе место.

Также в комментариях можно оставлять и критику-мнения по рассказам.

Флуд и мат будут удаляться администрацией литературного портала «ЛитКульт»

Тема матча: Кем Ощущается Жестокий Звон Гонга Сопротивления Фатальности?

Максимальный размер текста: 15000 знаков с пробелами.

Голосование продлится до 16 февраля.

 

 

Гаспар Ульель

 Великокружение совы  

«Все было неестественно мирным, как в кино, когда ждет западня. Часы на башне давно били полдень какого-то прошедшего дня»

(Б.Г.)

 

2023 год, Москва, средняя школа №351.

Вера Сергеевна открыла журнал и строго посмотрела на притихших учеников:

- Я смотрю, просто лес рук! Раз желающих нет, то пойдем по журналу. Вова Антонов, как тебе наша школа? Освоился? С ребятами подружился? Там, где вы раньше жили, такая же программа была?

С последних парт послышались насмешливые голоса:

- Колхозник!

- Деревенщина!

- Он сказал, что у него папа дворник!

Педагог нахмурилась:

- Так, пятый «Б» это что такое? Усольцев, может, тогда ты пойдешь к доске, если такой разговорчивый?

Класс мгновенно притих. Вова, немало не смущаясь, поднял руку:

- Можно я, Вера Сергеевна.

Учительница улыбнулась:

- Конечно, Вова, молодец! Берите пример, пятый «Б».

Кто-то сзади снова выкрикнул:

- Душнила колхозная!

- Так, Усольцев, еще одно замечание…

Вова Антонов не дал ей закончить:

- Не стоит, Вера Сергеевна. Подобные когнитивные всплески, равно как и другие деструктивные реакции, наиболее характерны для аборигенов танзанийского племени Хадза. Приматы разговаривают на изолированном одноимённом языке и отличаются неспособностью сдерживать себя орально. Поэтому совет племени обычно превращается в безумный гвалт, который всегда заканчивается выразительным ритуальным танцем. Так что не будем терять надежды и подождем.

В классе стало тихо. Вера Сергеевна выглядела озадаченной:

- Вова, какое стихотворение ты нам сегодня прочитаешь?

Мальчишка на секунду задумался:

- Пожалуй, я прочитаю небольшое стихотворение великого китайского поэта Бо Цзюйя «Ночь холодной пищи».

Учительница от удивления привстала, а Вова выразительно продекламировал на китайском:

 

- 無月無燈寒食夜夜深猶立闇花前。

 忽因時節驚年幾四十如今欠一年。

 

Шокированная Вера Сергеевна хотела что-то сказать, но мальчик продолжил:

- В переводе Льва Залмановича Эйдлина оно звучит так:

 

«Не светит месяц, нет огня

здесь в ночь холодной пищи.

 

Ночь глубока - я все стою

над темными цветами.

 

И вдруг, встречая новый день,

я лет своих пугаюсь.

 

До сорока сегодня мне

один лишь год остался».

 

В повисшей тишине было слышно, как тикают часы. Вера Сергеевна негромко спросила:

- Скажи, пожалуйста, а почему ты выбрал именно это стихотворение?

Вова понимающе кивнул:

- Я, безусловно, осознаю возникший диссонанс, но все дело в том, что отец мой, Борис Федорович Антонов, исправно служащий примерным дворником управляющей компании «Горизонты быта» обычным октябрьским утром очень отчетливо осознал себя первой реинкарнацией бразильского мальчика Хоакина Гильермо, трагически погибшего под колесами угнанного военного грузовика с государственным номером BFA-4177 во время беспорядков в близи фавелы Серринья. Обращает на себя внимание тот факт, что буквы BFA, обозначающие штат, в котором изначально был зарегистрирован грузовик, полностью совпадают с инициалами моего отца, а цифры 4177 – это наш домашний адрес. Дом 41, кв. 77.

Пережитый опыт погибшего мальчика навалился на папу во время уборки листьев во вместительный целлофановый мешок. Родитель мой замер, часто заморгал и судорожно набрал на телефоне номер, который неожиданно настойчиво возник у него в голове +55 61 2312 2026. На том конце провода мужской голос обрадованно затараторил что-то на португальском. Отец услышал шум беснующегося стадиона и в недоумении отключился.

Сам того не подозревая, папа запустил какой-то сложнейший сакральный механизм. Однако звонок странным образом отразился на моем бедном батюшке. Закончив с листьями, он неожиданно продекламировал именно это стихотворение. После чего потерял сознание, а очнувшись в больнице, вполне сносно заговорил на кантонском диалекте.

 

Вера Сергеевна Астахова, лучший педагог года по версии периодического издания «The School» поправила серую кофточку, но на восстановление функций речевого аппарата потребовалось некоторое время:

- Э-э-э… Я, я даже… Нууу…

Словно придя ей на помощь, Вова предостерегающе поднял вверх палец:

- Оглядываясь назад вам не страшно? Это именно нам держать ответ перед теми, кто в полной мере ощущает жестокий звон гонга сопротивления фатальности! В чьи руки мы с вами передадим Державу? Кому? Мальчишкам в подстреленных коротких штанишках? Поколению ледяных щиколоток? Истинно говорю вам, Вера Сергеевна! Одиннадцатого февраля две тысячи пятидесятого года…

Реакция учителя литературы была скорее автоматической:

- Земля налетит на небесную ось?

Мальчишка взвизгнул:

- Лицедейка! Притворщица! Истинно говорю тебе: одиннадцатого февраля две тысячи пятидесятого года, определенно в четверг, ближе к полуночи, я войду в антикварную лавку старика Хайме, сославшись на незапертую дверь.

 

2050 год, Санкт-Петербург.

Это был определенно четверг. В антикварную лавку старика Хайме этот ссутуленный худой человек вошёл около полуночи, сославшись на незапертую дверь. Давясь прокуренным кашлем, он попросил показать ему печатную машинку "Hammond 12 ideal" 1904 года выпуска.

Хайме критично осмотрел гостя, но за машинкой ушёл. И тут выяснилось, что в документах старого еврея произошло небывалое. Под инвентарным номером Ф-351 действительно числилось заявленное пишущее устройство. Однако по факту на указанном месте стоит пишущая машинка «RICO +» 1932 года выпуска.

Незнакомец был искренне расстроен:

- Но где же тогда Hammond, господин Хаиме?

Старик хитро улыбнулся:

- Машинка там, где и нужно. Просто вы не там, где должны быть.

Антиквар извлёк из-под прилавка бронзовый ключ:

- Если готовы расплатиться, то вот set-ключ от номера в отеле «Yellow» где на журнальном столике, накрытая кожаным чехлом, стоит нужная вам машинка. И запомните, молодой человек, у Хайме в делах ошибок не бывает. На том наш род уже шестой век стоит.

Гость очень обрадовался, не раздумывая, одернул рукав пальто и сбросил со своего крипто-браслета необходимую сумму на весьма дорогой ресивер старика антиквара.

 

2052 год, Санкт-Петербург, малобюджетный отель «Yellow», номер 202.

Понимая, что удержать такое от прессы не получится, Криминальный детектив Усольцев уже договаривался об эксклюзивном интервью двум ведущим телеканалам города. Так как именно он был тем, кто увидел и сделал первые записи того, что шокировало всех тех, кто волей случая или по служебной необходимости попал под Четвёртый протокол секретности и был вынужден промозглым ноябрьским вечером приехать на улицу Ломоносова, дом 3, и подняться в этот чёртов номер.

Однако цифровой телефонный адрес Усольцева, безусловно, прослушивался. Поэтому на встречу с горе папарацци приехали кураторы Межведомственного Управления и незамедлительно сопроводили его в мобильный изолятор. Сам отель был тщательно огорожен, а на территории объявлен бессрочный карантин.

Прибывшие на место уполномоченные увидели маленький дешевый апартамент с протёртым ковролином и ржавой сантехникой, где в центре комнаты был обнаружен практически мумифицированный мужчина, по пояс вросший в старинную печатную машинку.

Устройство наполовину сожрало его вместе с плетёным стулом, который местами пророс едкими спорами чернильного плюща, а его расплывшаяся деревянная спинка, словно ладонями давила бедняги на плечи, будто заставляя писать и писать.

Рот мужчины был широко открыт, но это не было похоже на спазм или болевой шок. Скорее наоборот. Сделав спектральный анализ сокращения лицевых мышц мумии, Специалисты определённо зафиксировали эмоции восторга, катарсиса и общей радости. Никакого ужаса или страха не было. 

Левая рука была по локоть в чернильной катушке и представляла собой странное хитросплетение металла, дерева и разбросанных по «руке» клавиш с буквами «о», «y», «в». Причем раскладка букв на американском устройстве была уже русской. То есть не только машинка поглощала пишущего, но и сам писатель имел возможность трансформировать машинку под себя.

Правая рука закостенела над остатками клавиш, но не касалась их, и только безымянный палец до половины посиневшего ногтя врос в клавишу «А».

Нижняя часть мужчины представляла собой окаменевший зоб, в котором от поясницы и ниже, словно в уютном кресле, собственно, и сидел писатель.

В остальном в номере царил идеальный порядок. Даже пыли не было.

Рядом с машинкой ровной стопочкой лежали листы бумаги, на которых было напечатано следующее:

 

# # #

Опус 21 (nearest future absurd).

«Великокружение совы - редчайшее явление в природе. Узревшему сие будет дарована высокая гармония и божественная ясность»

(частное знание Автора)

 

2083 год. Munich - Copenhagen (somewhere between). 

Образовательное учреждение имени Фауста было на хорошем счету. Всё-таки не каждая школа может похвастать тремя победителями Евровидения. Такие выпускники - редкость.

Очередной сеанс с психотерапевтом, который проходил каждый понедельник, был окончен, и учитель Эльза поспешила на урок. Войдя в класс, педагог поздоровался:

- Здравствуйте, существа! Кто сегодня дежурный?

С последней парты поднялся коротко стриженный мальчишка в розовом сарафанчике.

- Я.

Эльза открыла журнал толерантных изменений и отлистала на прошлую пятницу:

- Согласно моим записям, в конце неделе вы были Фридрихом. Как мне называть вас сегодня?

Мальчик улыбнулся и жеманно поправил бретельку бюстгальтера:

- Зовите меня Ядвигой.

- Хорошо, милочка, но тогда вам следует пересесть к девочкам.

- Так это и есть сторона девочек, фрау Эльза.

- Тогда доложите, пожалуйста, гендерную обстановку.

Ядвига кивнул:

- Сегодня в классе шесть уверенно определившихся мальчиков с ощутимостью сексуальной множественности, одиннадцать девочек-бисексуалок, одно существо среднего рода и две кошки.

Учительница вздохнула и достала из-под стола пару лотков и миски с кормом:

- Мусульмане, буддисты есть?

- Нет, в основном все католики. Но одна из кошек - хинду.

- Которая?

- Сиамская.

- А точнее?

- Та, что на прошлой неделе была типа девочкой, как бы с сущностью андрогена.

Эльза удовлетворённо кивнула:

- Теперь всё понятно. Ну, кошку хинду я переживу. У меня как раз корм с карри и перцем чили. Зажгу возле мисок благовония и поставлю на подоконник фигурку Ганеша. Что-что, а формальности мы соблюдём.

После этих слов в лаборантской послышался грохот. Эльза успокаивающе подняла юбку:

- Не пугайтесь, это бабушкина икона. Она последнее время почему-то часто падает. Начнём кошерный урок. Сегодня мы с вами разберём сочинение одного из учеников. Дабы не оскорбить ни чьих чувств, не ущемить прав и не уязвить личность, мы положимся на волю слепого случая.

Эльза достала из портфеля стопку сочинений и швырнула ее под потолок. Потом одной рукой закрыла глаза, а второй поймала одну из парящих бумажек:

- И так, сочинение на вольную тему, Клаус Шваб.

Учительница выглядела несколько озадаченно:

- Клаус, дорогой, последнее время ты как-то гендерно стабилен. У тебя всё в порядке?

Сидящий отдельно мальчик в одежде мальчика утвердительно кивнул:

- Да, фрау Эльза, все ништяк. Мои половые ощущения вполне комфортны.

Эльза погладила ученика по голове:

- Хорошо. В конце урока покажешь нам эрекцию?

Мальчишка кивнул:

- Конечно, как обычно. Хотя мама с папой сомневаются…

Класс загудел:

- Мама с папой?

- Поганый чернокнижник!

- Это оскорбление пронумерованных родителей!

- Меня тошнит.

Педагог расстегнула блузку:

- Тише, существа, тише! Клаус просто ошибся, со стабильными это бывает, нужно отнестись с пониманием, тем более что у него разнополые родители.

Класс снова загудел:

- Разнополые?

- Матерь божья!

- Куда смотрят надзорные органы!

- Они хотя бы свингеры?

Учительница сняла бюстгальтер:

- Ну-ну ребята, тише. Мы здесь обсуждаем конкретные знания ученика и иногда подростковое либидо. Давайте вернемся к уроку. Сочинение называется…

 

Великокружение совы.

«мне страшно прыгать с парашютом

сказал инструктору чувак

всё хорошо чувак не бойся

сегодня прыгнешь без него»

 

Этим летом я прочекал, что когда на кладбище ухает сова, то это полный криповый факап, так как кто-то из близких может реально отъехать в гроб. Я зафлексил это знание мейтам, но они сказали, что это - хардовый кринж.

Такой зашквар мне не уперся, и я основательно прокачал скилы по вопросу сов. Поймал по ходу орнитологический вайп.

Если этот мутный бёрд присядет на ваш бодрый хауз, то это к пожару. Конкретного пруфа я пока не нафайндил, но причин не доверять википедии у меня нет, поэтому не думаю, что это свиблый пранк или инфернальный джоук.

Великокружение совы – это факовый апокалипсис и полнейший трэш. Но такие мысли нужно меньше форсить, хотя это и не шеймно, особенно в предпубертате. Так что я совсем не очконул, когда увидел над школой штук семьсот рандомных сов на пике великокружения. Совы кружились и сложили в небе цифру 666. Думаю, это знак, что нужно подтянуть математику. И тогда все будет изи.

Как-то так.

 

Клаус Шваб.

 

Фрау Эльза закончила читать и положила сочинение на стол:

- Блестяще, Клаус! Просто великолепная работа! Вот, ребята, сочинение вашего одноклассника красноречиво говорит о том, что даже в неполноценной семье может вырасти умный, хотя и гендерно стабильный подросток. Скажи, дружочек, ты хотя бы гей?

Мальчишка печально вздохнул:

- Нет.

- Эксгибиционизм? Куколдушечки? Фистинг?

- Пока никак.

Учительница покачала головой и сняла юбку:

- Печально. Нужно больше старания, усидчивости. Ты записался в группу внеклассного онанизма? Посещаешь прикладные факультативы?

- Да, конечно, фрау Эльза. Я стараюсь.

Педагог с пониманием посмотрела на Клауса и сняла трусики:

- Надо признать, у вас вообще трудный класс. На двадцать два ученика всего четыре беременности, а ведь вам скоро по десять исполнится. Но ничего, школа о вас позаботится. Ведь наши нравственные ценности - что?

Дети хором:

- Незыблемы и неотвратимы!

В лаборантской снова что-то с грохотом упало. На крышу школы посыпались мертвые совы.

Не к добру.

 

Кстати:

«Учёные здорово прифигели, когда выяснили, что совы живут на Земле уже более семидесяти миллионов лет. Так что эти птички много чего повидали на своем веку. Однако в последнее время, наблюдая за трансформациями людей, большинство особей вместо знакомого всем «уханья», всё чаще стали издавать отчётливые звуки орнитологического «охреневания» - шипение, свист и своеобразное сочетание звуков – «е», «б», «а» и что-то там ещё…»

(из личных наблюдений профессора Н.Н. Дроздова)

Санкт-Петербург, отель «Yellow», год 2052.

 

# # # 

Судьба детектива Усольцева остаётся до сих пор неизвестной.

По информации из непроверенных источников, в 2052 году в отелях Санкт-Петербурга было найдено еще восемь тел, наполовину поглощённых старинными пишущими устройствами. Информация была засекречена, а все доказательства странного симбиоза человека и печатной машинки надежно спрятаны в тайных лабораториях Управления Безопасности.

Данная история рассказана мне анонимным субъектом, который 11 сентября 2074 года встретился мне под старым плетеным мостом через реку Танганьика, Новая Танзания.

Лица аборигена я не видел, но определённо могу сказать, что в левом глазу у него крошечный твердый знак. 

 

 

 

Бьёрн Флоберг

 

Притчи 

- Все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Так Ницше сказал, потом сошел с ума, а потом умер. Потому что это красивые слова, но это неправда. Оно ведь не полностью нас убивает, а по капле. Убивает нашу доброту и доверчивость. Нежность и искренность. Открытость, щедрость. И можно себя утешать – я стал сильнее! Но в душе еще один хрустальный колокольчик затих. Что-то или кто-то там умер, в душе, – добрая фея или маленький ангел. Которые были нашей частью...

Аня цитирует притчу из Фейсбука. Не люблю чужих цитат, но это - хороший пост. Найти подобный сторис по случаю тоже надо уметь. Я вынужден признать: эти слова цепляют. Как лес порою цепляет случайного путника кустами малины, когда пытается остановить его, накормить напоследок своей сладкой ягодой, налюбоваться им и дать надышаться собой, наговориться, наслушаться, оттягивая тот неизбежный момент, когда путешественник отправится дальше, а лес опять загрустит в своём одиночестве.

И хорошо в такой момент быть путником в брезентовой штормовке: проскочишь по кустам и не заметишь. Они едва слышно скользнут по тебе колючками: вжик-вжик. Но я - неопытный пилигрим. И на мне тонкий свитер, с катышками и утяжками. А под ним - натуральная кожа. Два кустика, большой и маленький, цепляют ее больно, до мяса. Я отрываю их осторожно, по одной иголочке, чтобы не сильно поранить. Психологи трындят, что это жестоко, и что так ещё хуже, но по-другому я не умею.

Я хочу поделиться с Аней своей притчей, взятой из Инстаграм.

Однажды внук спросил бабушку:

- А правду говорят, что когда-то ты была красивая, как богиня?

- Да, – рассмеялась старуха, и глаза ее засияли от воспоминаний, – даже очень! Отгоняла поклонников, как назойливых мух. А еще была остроумная, и нежная, и верная...

- Что ж тогда дедушка от тебя ушел к другой? Неужели она была лучше тебя?

 - Лучше, хуже... Разве это так важно, малыш? У нее было то, чего у меня никогда не было и быть не могло.

 – И что же это?

- Он принадлежал ей, понимаешь? А она ему. Они были так созданы Богом. Сразу вместе. Одинаковые. Даже не в этой жизни, а когда-то очень давно. Ничто на свете не может стать на пути у них: ни красота, ни власть, ни богатство. Тут даже смерть бессильна. Умерев, они рождаются снова, чтобы искать друг друга. Это такая вечная игра. В нее играют вслепую, путаются, ошибаются. Но иногда встреча случается, и все препятствия исчезают.

- Слушай, так может, и у тебя такой есть: который твой и навсегда единственный?

 - Конечно, есть! Просто в этой жизни я его не нашла...

Моя притча-алаверды не цепляет Анну:

- Завел пластинку про свою половинку... Это она тебе навнушала?

- Нет, это внутреннее ощущение, - отвечаю я.

- Спроси-ка у него еще раз, - делает Аня отчаянную попытку, - только чур, наедине с собой. Потому что если ты сейчас побежишь к ней, сломя голову, то мы окажемся в неравных условиях. Пообещай хотя бы пару дней побыть в одиночестве и как следует прислушавшись к себе, сделать выбор.

Я обещаю три.

 

Саломенный бычок

- Дались фам эти полофинки! - Фридрих нервно расставляет шахматы на доске. Белые фигуры он, естественно, собирает возле себя. Ницше перевозбужден, как жертва кофеиновой ломки. Его усы топорщатся, брови кустятся, вихры беснуются. Впрочем, в первые минуты все репликанты выглядят очумелыми.

Как я додумался их создавать? Рецепт прост: слабоумие и жадность. Озадачившись выгодным вложением средств, пару лет назад на выставке технических достижений я увидал 3Д принтер нового поколения и влюбился в него.

- Он у вас не окупится, - лениво поведал консультант. - Разве что, если массово делать биопротезы для больниц. И то, у нас нет столько инвалидов. Их, конечно, может наплодить война или стихийное бедствие. Но вы же понимаете, что война в современной европейской стране в двадцать первом веке - это утопия...

- Что ты возишься с этой игрушкой, как ребенок? - ворчала Анна, - квартиру бы лучше купили!

Но я был невменяем, поскольку имел простой план: заполнив лоток водой, органикой и неорганикой в верных пропорциях, создать не протез, а целый организм. Тела получались размером с кота, поскольку емкость лотка была ограничена, но это были точные копии людей: с мышцами, рефлексами и мозговыми клетками, прописанными при помощи нейросети...

- Принесите мне несколько яблок и нож, - просит Фридрих Вильгельм, - с фашим ушасным немецким наглядный пример помошет лучше, чем пересказ.

- Апфель, - кладу я овощи на стол, - битте.

Ницше двигает пешку на b5, а затем довольно резво, учитывая свою лилипутскость, кромсает яблоки пополам и тасует их:

- Найдите среди них две полофинки!

Я довольно быстро определяю две части одного из яблок, но Фридрих выхватывает их из моих рук с криком:

- И что?! Что с того?

Философ прижимает кусочки друг к другу, и когда отпускает, они, разумеется, падают по разные стороны стола.

- Хороши полофинки, а? - продолжает он. - При первой же трудности: обычном земном притяжении, разлетаются как ошпаренные, понимаете?

Я понимаю.

- А теперь смотрите, - мудрец отгрызает по кусочку от разных сторон каждого полуяблока, стучит ими о столешницу, превращая в смятку, - теперь они похожи?! Допустим, их поистрепала жизнь, они же не с рошдения фстретились?

Я киваю головой и подвигаю слона на f4, угрожая белому коню философа.

- Пойдем дальше! - не унимается ученый и съедает одну из половинок. - Где теперь вторая найдет себе пару, а? Нету половинки для нее! Закончились, блять! Война, эпидемия, да что угодно!

Ницше начинает лихорадочно поглощать яблоки. Это нормально, его организм требует витаминов. Я ведь не все микроэлементы учел.

- А как же Луиза, - я возвращаю слона на с1, - разве она не была дана вам свыше?

- Не сметь! - брызгает яблочной слюной Фридрих Вильгельм. - Не сметь называть это имя фсуе! Лу Саломе - не есть чья-то полоффинка! Она есть Ундервуменш - самый высокий и редкий тип челоффека! В отличие от прочих диких самок, природа не предусмотрела для таких достойных партнерофф!

Я читал "Заратустру" и для меня эта теория философа не новость: все бабы никчемны, кромы единичных полубогинь. Мне остается только протестировать клон ученого методом Тьюринга, чтобы узнать насколько мысли, сгенерированные программой, близки к человеческому сознанию.

- Фридрих, как вы понимаете смысл этого двустишия:

"Медвежонок Ветчину Закусил Малиной

Юный Суслик Уронил Ножик Перочинный"?

- Я понимать это так, что фы не есть зрелая личность. Фы способны мыслить лишь на урофне спонтанных отождестфлений. Фы пустое место, слабое, неспособное сущестфофать самостоятельно...

Я вновь подвигаю ладью на f4. Что-то в этом спиче Фридриха мне очень знакомо. Не иначе, Аннушка подлила "масла" в базу данных, прибираясь у меня в гараже. Но тест пройден, реакция ученого вполне живая. Ведь если бы он догадался о том, что этот странный стишок был придуман для запоминания детьми названий планет солнечной системы, то вряд ли мог бы претендовать на гордое звание биоорганизма.

- Фы - потеряшка, живущая моментом, щепка, которую носит океан, - не унимается философ, - фы жертва глупых концепций, которыми переполнено коллективное бессознательное...

Чёрная ладья бьет белого коня и Ницше окончательно сходит с ума.

 

Серебряный тверк

 Владимир щурится, смотрит осоловевшими глазищами. Под ними мешки. Впалые щеки, небрежная щетина, в свои тридцать семь выглядит как старик.

Я начинаю сразу с Тьюринга:

- Владимир Владимирович, Кем Ощущается Жестокий Звон Гонга Сопротивления Фатальности?

Поэт морщит лоб, и через пару минут выдает:

Кем ощущается жестокий звон

Гонга сопротивления фатальности?

Сеем мещанство, восторг от войн,

Долго в отступлении катаемся,

Чтоб в крошечном морге, с дыркой в груди,

Героем фильма ужасов отлеживаться,

С наброшенной на ногу биркой:

"Гляди -

        Еще один свихнувшийся от нежности!"

Тест пройден, поэт не догадался о цветах радуги. Не теряя времени, я задаю классику главный вопрос про половинки.

Маяковский обводит взглядом помещение гаража в поисках подходящего наглядного пособия и узрев под слоем тряпок скрипку в потёртом футляре, хобби моей юности, просит подать ему инструмент.

Я протираю скрипку от пыли и протягиваю ее Маяковскому.

Он елозит смычком по струнам, извлекая вырвиушные звуки:

- Ну как, нравится?

- Нет, - содрогаюсь я от адской какофонии.

- Правильно, - кивает поэт, - потому как я играть на этом инструменте не умею. А как вы думаете, если перебрать несколько смычков и найти "тот самый, единственный", скрипка зазвучит?

- Вряд ли, - отвечаю я.

Затем подмигиваю Володе: - Разве что если попытаться ублажить ее нетрадиционно, в два смычка...

Каменное лицо гения свидетельствует о том, что моя шутка-намек не зашла. Тогда я задаю вопрос напрямую.

- Зачем тогда вы, не умея играть, выбрали для личной жизни такой мгм.. мудреный инструмент?

- Если вы о Лиле, - отвечает поэт, - то она, напротив, была самым доступным инструментом изо всех возможных! Жертва эмансипации, нимфоманка, она вообще мало кому отказывала. С другими дамами у меня вообще не было бы шансов...

- Позвольте, - столбенею я, - но ведь вы знаменитость, у таких отбоя не должно быть от поклонниц?

- Это глупые стереотипы, - бормочет гений, - что наши слава и богатство могут помочь совладать с женщиной.

Новость! Теорию о том, что любая женщина - богиня, я от богемного человека услышать не ожидал.

- Есть такое поверие, - продолжает удивлять меня Владимир новой притчей, - что давние предки мужчин некогда были воинственными гигантами (атлантами, титанами, в Библии их еще называли ангелами) четырехметрового роста, прибывшими с иной планеты. Женщины были аборигенами и внешне не отличались от современных. Единственным оружием женщин против исполинских пришельцев, была их гибкость и выносливость. Единственным способом вразумить буйных забияк была любовь. Возможно, первым допотопным (от слов "до потопа") Иисусом была какая-нибудь женщина, которая пожертвовала собой для того, чтобы вразумить гигантов. Не случайно ведь до сих пор влюбляясь, мужчина становится робким, а женщина смелой.

Я с жалостью смотрю на сгорбленную фигурку поэта и вспоминаю признание Лили Брик, которое она оставила незадолго до смерти:

"Мы любили заниматься любовью с Осей. Запирали Володю на кухне и забывались в экстазе. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал. Я казалась себе монстром, но Маяковский такую и любил: с хлыстом..."

 

Разложение лишнести

- Один юноша влюбился в девушку. - Виктор затягивается сигаретой. Его густые волосы всклокочены, лицо помято, изо рта пахнет гитарой. - Но у этой девушки не было отбоя от поклонников, сама же она не могла сложить себе цену, купаясь во внимании, и на очередного скромного воздыхателя не смотрела.

Тогда он решил стать героем. Пошел в армию и даже поучаствовал в войне. Но на его медали девушка лишь мельком глянула: в ее окружении хватало ветеранов.

Тогда он решил стать богатым. Затеял бизнес, заработал легких денег и начал присылать своей пассии дорогие подарки. Но она лишь складывала их до кучи к дорогим подаркам от других богатых женихов.

Тогда он решил стать умным. Учился, много читал, защитил диссертацию по филологии. Но в окружении красавицы хватало и задротов.

Тогда он прокачал себя духовно и даже съездил на Тибет. Вернувшись, он основал школу эзотерики и... перестал обращать на девушек внимание.

- Но ведь совсем без женщины он не остался? - я не до конца понимаю смысл иносказания музыканта.

- Нет, наверное, - Виктор подкуривает новую сигарету от предыдущей, - возможно, та девушка, повзрослев душой и постарев телом, пришла в школу духовного развития и влюбилась в ее наставника.

- А если бы она не пришла? - разгоняю я табачный дым.

- Значит, пришла бы какая-нибудь другая.

- То есть, красивый роман героев этой притчи не был предопределен на небесах?

Виктор просит сделать ему чай. Я завариваю напиток и ставлю перед рокером маленькую чашечку.

- Какой вкусный чай, - Виктор прикрывает свои щелочки-глаза от удовольствия.

- Обыкновенный, цветочный чай.

- Вот видишь? Для тебя это обыкновенный цветочный чай. Для меня - вкусное питье с нотками барбариса и жасмина. Для третьего - ароматный тонизирующий сбор. А для кого-то - самый божественный нектар. На небесах был предопределен всего лишь чай. А от нашего восприятия зависит: для кого он станет "тем самым", а для кого "одним из".

- Но ведь тогда, чтобы найти свой сорт, нужно перепробовать много разных?

 - Это лишнее. Одного-двух будет достаточно, остальное подскажет подсознание.

Что ж, позиция Цоя мне ясна. Все женщины одинаковы, красота в глазах смотрящего. Остается соблюсти формальность и проверить на Тьюринга музыканта.

- Виктор, что ты думаешь об этом двустишии:

"Юная Амели, Старая Амели и Афанасий

с Евой, Аркадием и Анатолием падали наземь"?

- Первые буквы имен соответствуют начальным буквам земных материков, - недолго думая отвечает Цой.

Тест провален.

- Ну конечно, - бормочу я вслух, озадаченный результатом, - он ведь создан роботом...

- Робертом, - поправляет Виктор.

- Робертом, - киваю я растерянно.

 

*           *          *

Она появляется неожиданно и долгожданно. Обнимает сзади мою голову, успокаивает ее ласкою лучше любого эйфоретика, прикрывает мои воспаленные глаза прохладными ладошками, мол, угадай: кто? Напрасно, ведь я узнаю ее из тысячи, из восьми миллиардов! Я узнаю ее спиной, третьим глазом, шестым чувством, верхним слоем эпителий, кончиками волос. Определю ее присутствие по дуновению сквознячка из приоткрытой двери, по неуловимому запаху феромонов, по всплеску уровня фенилэтиламина во влюбленном мозгу.

- Ты знаешь историю про притчу и правду? - ее голос звучит божественной музыкой. В ней все семь нот, семь вечных ценностей:

Dominus

Rerum

Miracle

Family

Solis

Lactea

Siderae

Гамма чувств, гамма любви, гамма совершенства.

Я стараюсь не поддаваться волшебным чарам, не слушать ее голос, вникать только в суть ее слов, ведь я обещал.

- Однажды по городу шли две женщины. Одну звали Притчей, а другую Правдой. Притча была прекрасной, но никто не мог этого оценить: хиджаб и пышный балахон прикрывали от всех ее красоту. Правда одежду не носила вовсе. Она была несовершенна: жители города смотрели на ее шрамики, морщинки, целлюлит, на кривизну ее ног и прочие изъяны. Смотрели и не могли оторвать взгляд...

Я чувствую спиной прикосновение ее сосков и понимаю, что она обнажена. Ее нежные пальчики скользят по моему лицу, ранятся о щетину, я покрываю ранки поцелуями. Не в силах больше терпеть, я резко разворачиваюсь, усаживаю ее к себе на колени, сжимаю в неистовых объятиях. Впиваюсь губами в ее глазные яблоки: в каждую половинку по очереди. Ловлю языком цветочный чай из ее уст. Ввожу свой дюжий смычок меж нежными струнами ее страсти...

- Кха-кха, - деликатно покашливает Фридрих Вильгельм.

В любовном исступлении я совсем позабыл про моих новых друзей.

- Я не подсматриваю, - по привычке отворачивается Владимир.

Виктор нервно сминает в кармане пачку сигарет.

- О, у нас гости, - она смущается, натягивает мою футболку, одергивает края. - Предлагаю в честь знакомства устроить чаепитие!

Гости кивают своими кукольными головешками.

Я накрываю игрушечный столик, достаю посуду из детского набора: чайничек, чашечки, блюдца. Расставляю детские стульчики, сажаю на них три мужские фигурки. И четвертую, свою любимую, женскую.

Дата публикации: 09 февраля 2023 в 12:23