673
Тип дуэли: прозаическая

Право голосовать за работы имеют все зарегистрированные пользователи уровня 1 и выше (имеющие аккаунт на сайте до момента начала литературной дуэли и оставившие хотя бы 1 комментарий или 1 запись на сайте). Голоса простых смертных будут считаться только знаком поддержки и симпатии.

Голосование проходит по новой для ЛитКульта системе: необходимо распределить участников битвы по местам. Лучший рассказ - первое место... худший по вашему мнению - третье место.

Также в комментариях можно оставлять и критику-мнения по рассказам.

Флуд и мат будут удаляться администрацией литературного портала «ЛитКульт»

Формат выхода в данном раунде: Дальше в верхней части останутся только победители матчей. а вторые и третьи места присоединяться к нижней части турнира и продолжат борьбу за выход в финал уже там. 

Тема: Магия последнего движения.

Максимальный размер текста: 5000 знаков без пробелов.

Голосование продлится до 18 ноября.

 

 

Дебра Муни

Грифола курчавая 

Был капитан охраны Совин службист и мечтал стать майором, а характером обладал едким. Последнее неудивительно. Контрольно-пропускной пункт на  въезде в заповедник не самое подходящее место для подвига, но как иначе, без подвига, продвинуться по службе? И не говорите про честное исполнение обязанностей: добросовестных много, но откуда на свете столько старых капитанов?

Тем более при шлагбауме.

Этого гражданина Совин заметил издалека, случайно посмотрев в окошко КПП. Идёт себе такой штатский хмырь: в руке корзинка, за спиной рюкзачок. Пиджак старый драповый, поношенные джинсы и резиновые сапоги в комплекте. И шляпа. Ну кто, скажите на милость, за грибами в шляпе ходит, в баварской с пером?

Гражданин тем временем дошагал до перегородившего дорогу шлагбаума, вежливо поздоровался с сержантом, который штангой заведует, и дальше себе пошёл. И не остановишь, поскольку не за что. Пункт, на котором дежурил Совин, только автомобили проверяет. Пешеходами другие люди занимаются, до них гражданину грибнику ещё шлёпать и шлёпать, шаркать подошвами по выщербленному асфальту. Поздновато, правда, уже за грибами. Двенадцатый час на дворе, умелые сборщики в это время возвращаются, а гражданин только туда. С другой стороны, кто знает, какие у него обстоятельства?

Пусть себе шаркает.

Смена продвигалась своим чередом. Уже маячил перед внутренним взором капитана долгожданный обед с ужином заодно: домашний борщ с большим куском мяса,  картошечка, зажаренная на свином сале, ледяная строграммулька... впрочем, завтра не на службу, можно и все двести пятьдесят уговорить, с огурчиком и, как же иначе, солёными груздочками, но…

Образовался на дороге знакомый уже гражданин.

Возвращался неспешно, держа на отлёте полную, даже издалека тяжёлую корзину. Изрядно тяжёлую. За сто метров, что оставались ему до КПП, поменял гражданин руки раз пять. Что-то показалось капитану странным, правда, непонятно пока, что. Или действительно показалось?

- Здравствуйте, гражданин грибник, - сказал Совин, выходя из вагончика. - Смотрю, места хорошие знаете?

- Почему вы так решили, товарищ офицер? - удивился гражданин, поставил корзину и с облегчением выпрямился.

- Вернулись быстро, - объяснил Совин. - Только в лес зашли и возвращаетесь уже?

- Повезло, наверное, - подумав, ответил гражданин. - Полянку нашёл, а там… - Он с гордостью кивнул на корзину. – И не только что я зашёл, а часа три как, наверное.

- Да, от такого везения и я бы не отказался, - кивнул Совин. – Что тут у вас? Волнушки?

- Э-э-э, - слегка смутился гражданин, - волнушки, наверное. Красивый гриб.

- Значит, далеко вы ходили, - сказал капитан.

- Почему?

- Не растут здесь волнушки. – Совин со значением воздел указательный палец. – Этот гриб берёзу любит, а здесь, поблизости, только ёлки да сосны. Видите, лес какой?

Он показал на недалёкую кромку леса. Зубчатую и почти чёрную под затянутым облаками небом.

- Что вы такое говорите, товарищ офицер? - Поджал губы гражданин. – Значит, были берёзы. Иначе откуда у меня волнушки? Вы что, всю округу тут исходили?

- Ну, всю не всю, а только волнушек не видел, - сказал Совин.

Странно это было, и не только это. Почему грибник уже дважды назвал его просто офицером, а не капитаном? Звёзд не видит? Волнушек не знает, это видно. Чего собирал тогда? И корзина у него не такая уж и большая, а тяжёлая. Устал, поэтому и менял часто руки? Нет, не должен он был так устать за прошедшие - Совин кинул взгляд на наручные часы - три с копейками. Нельзя так быстро устать. Лес тут хоть и еловый, тёмный, старый, но чистый, ухоженный. Не ходьба, а сплошное удовольствие.

Чуял капитан, задержать надо грибника. Но за что? Ничего он не нарушил. Волнушек набрал? Ну и что, мало ли куда свернул. Не бывает лесов без берёз. А если год урожайный, то и одного дерева хватит, чтобы корзину набрать.

- А покажите-ка ваши документы! - потребовал Совин.

- Не доверяете вы мне, - покачал головой гражданин. - Ну какие документы, если я за грибами ходил?

- Заповедная зона, а в ней важный объект, - ответил капитан. - Думаете, мы тут просто так стоим? Нет документов? Поехали на заставу, проясним вашу личность.

Он кивнул на стоявший рядом внедорожник.

- О-хо-хо! - вздохнул гражданин грибник. - А вот есть документы. Паспорт устроит?

И он предъявил Совину книжицу с орлами.

Капитан едва удержался, чтобы не матюкнуться. Уел его грибник, ох, уел!

Пролистал предложенный паспорт. На вид настоящий. Даже если и поддельный, это только на заставе можно проверить, а задерживать гражданина, как его, Мышкина? - не за что.

Отпускать надо.

- Вопрос больше не имею, - сказал Совин, возвращая паспорт. - Счастливого пути, гражданин Мышкин.

- Ага. - Мышкин поднял корзину и…

- Стоп! - воскликнул Совин. - А это у вас что?!

- Что? - испугался Мышкин.

- Грифола курчавая! - радостно заявил Совин, запуская руку в корзину. - Попались вы, гражданин!

- Гриб-баран это! - неожиданно тонким голосом выкрикнул Мышкин. - Радость грибника!

- Из Красной книги гриб, - начал Совин. - И выходит… Ох!

Удар сапога вышиб воздух из лёгких. Совин согнулся от боли, а Мышкин, отбросив корзину, припустил по дороге. А навстречу ему уже неслась легковушка с заляпанными грязью номерами. С визгом затормозила, Мышкин нырнул внутрь, машина, - и где пряталась? - развернулась и понеслась прочь.

- Сообщите там по линии, - прохрипел сержанту капитан.

- Уже, та-арищ капитан, - доложил сержант.

Поймают Мышкина, куда он денется. Всё расскажет: куда, зачем, и откуда волнушки. А грифола…

Гриб-баран выпал на дорогу, от удара развалился на две части, и выглянул изнутри гриба-обманки блестящий бок здоровенного металлического контейнера.

Самое шпионское приспособление.

 

Думаете, Совину майора дали — за бдительность? Ага, сейчас! Ловить шпионов и диверсантов его работа, послужит ещё капитаном.

 

 

Джон Бизли

Магия последнего глотка

Дьюк идёт впереди меня быстрой походкой, время от времени оглядывается и машет рукой, мол, давай догоняй, сестрёнка. Мы уже почти пересекли лес, до дома осталось каких-то десять минут. Тропинка поворачивает, и брат пропадает из виду. Я тут же останавливаюсь и сажусь на камень. Достаю из рюкзака стеклянную бутылку с надписью: «Не пей – поросёночком станешь!» Всю дорогу мне хотелось открыть её, я прямо чувствовала, как она жжётся там, за спиной, в моём рюкзаке, и вот сейчас появилась подходящая возможность. Дьюк умный, но он совершил оплошность, доверившись мне. Я сказала, что донесу бутылку с волшебной жидкостью в целости и сохранности, не пролив и не выпив ни капли. Бабушка и брат пошушукались за моей спиной недолго, потом бабушка вышла из комнаты и вернулась, держа в руке бутылку. Вручила её мне со словами: «обещай, что не откроешь, иначе вот» и она указала на этикетку. «Обещаю», сказала я твёрдым уверенным голосом, еле сдерживаясь, чтобы не прыснуть со смеху. Бабушка и брат, конечно, поверили. Ну а что им оставалось делать? Наивные создания.

Бабушка, наверное, думала, что её предупреждение сработает. Я поверю в прочитанное и не буду пить зелье. Как бы не так. Бабуля, плохо ты меня знаешь. Такими детскими страшилками только шестилетних девочек пугать. А мне четырнадцать. Я уже почти женщина. У меня и опыт имеется в любовных делах. С двумя мальчиками целовалась. Одного зовут Ибрагим, он тёмненький и сильный, а второй – Руперт, очкарик, у него светлые волосы и веснушки на лице. Оба симпатичные. Но Руперт мне всё-таки больше нравится, потому что очень умный. И пахнет приятно. Мандаринами.

Вообще-то зелье для отца. Папа совсем от рук отбился. Пьёт беспробудно, дома не ночует. Не удивлюсь, если любовницу себе нашёл. Мама всё перепробовала, чтобы отучить папу от пьянства. Деньги прятала, била его, в подполье закрывала, порошки целительные подсыпала в еду, в церковь ходила, свечки ставила, Богу молилась, обращалась к священникам, врачам и заклинателям. Потом, поняв, что ничего не получится, решила, после долгих лет молчания, бабушке написать. Ради папы забыла про обиды. Ссора у них случилась серьёзная давным-давно, в подробности меня не посвящали, помню, что мама переживала сильно и на бабушку сердилась. Бабушка у нас потомственная ведьма в шестом поколении. Любую порчу, сглаз, проклятие мигом снимет, а избавить от разных зависимостей для неё и подавно проще пареной репы.

Бабушка говорила брату, что эффект от зелья наступит в течение недели, что добавлять следует три раза в день по столовой ложке в папин напиток. Я во время их разговора в шкафу сидела, подслушивала. Дьюк тогда спросил, что будет если кто-то другой по ошибке выпьет зелье. Пару глотков, не страшно, ответила бабушка, а вот если больше, то будут проблемы и хихикнула ехидно. Так что бояться нечего, не навредит мне зелье, я ж пригублю только. Ничего плохого не случится.

Жидкость такая красивая. Переливается, светится, блестит. Манит меня. Пока были у бабушки она была изумрудного цвета, а сейчас с оттенками жёлтого. Хочется попробовать какая она на вкус. На что похоже? Ладно, нужно спешить. Пока брат не заметил. Чуть-чуть попробую, никто не догадается. После отнесу маме напиток, как и обещала, выполню бабушкино поручение.

Та-а-ак, откручиваем пробочку. Какой чудесный запах. Буль-буль, угх, ммм, сладкое, как лимонад. Буль-буль, угх, кисленькое, словно квас. Не могу оторваться. Последний разик и всё. Буль-буль, угх! Прекрасно-о-о…
…о-о-ого, ничего себе! Мне показалось или я на самом деле стала ниже ростом? Ой, бутылка на земле валяется, наверное, выпала у меня из рук, всё зелье вылилось, нет-нет, что теперь будет? Трава почернела, дымок странный поднимается. Отойду-ка я от греха подальше. Так, постойте, а это что? Копыта? Откуда? Значит всё правда? Мамочка! Я – поросёнок. Какой кошмар. Бабушка, что ты наделала? Эй, кто-нибудь! Дью-у-у-ук! Ты где? Иди сюда, посмотри, что случилось с твоей сестрой. Ох, и дурочка же я. Братик, миленький, вернись. Подождать здесь? А если не придёт? Меня съедят волки. В лесу много волков, они того и ждут, чтобы напасть на меня, ведь свинина – их любимое лакомство. Мне страшно. Ай-ай-ай. Я здесь одна. Беззащитная, слабая. Нет, оставаться опасно. Подожди меня, Дьюк. Побежать к нему? У меня четыре лапы. Удивительно. Никогда бы не подумала, что могу иметь четыре лапы. И шерсть. Ой, а как я теперь буду с мальчиками целоваться? Бедный Руперт. Сможет ли он принять меня такой какая я есть сейчас? Вот и посмотрим настоящая это любовь или нет. Захочет ли он со мной встречаться после такого? Хнык-хнык. Ой-ой-ой. Что же делать? А, вон Дьюк! Наконец-то. Дьюк, я так рада тебе. Подойди, ближе, ну же обними свою сестричку. Что? Прошёл мимо. Кричит, зовёт меня. Дьюк, ты слепой? Вот же я. Бра-а-а-тик! Ты слышишь мой голос? Эй, Дьюк, это не смешно, хватит притворяться будто меня нет. А может…точно, ну, конечно, как же я сразу не догадалась? Я же поросёнок, животное, человеческим языком говорить не умею. Так что ж получается, я хрюкаю, что ли? Какой кошмар! Дьюк про это ничего не знает. Он думает, что я пропала. Братик, задай себе вопрос: откуда в лесу поросёнок? Ну же, Дьюк, выстрой логическую цепочку в голове. Рюкзак-зелье-поросёнок. Ты должен догадаться. Возьми бутылку. Хватай эту чёртову бутылку, Дьюк! Ты стоишь рядом с ней. Давай, нагнись! Нет, не рюкзак, балда. Вот, теперь правильно. Читай, Дьюк. Что там написано? Сообразил? Смотрит на меня. Бутылка летит вниз. Да, теперь ты понял. Ты всё понял. Молодец. Я виляю тебе хвостиком, видишь? Это я, Мэгги, твоя сестричка. Я выпила зелье и превратилась в поросёнка. Ты подходишь, я трусь бочком о твои брюки, тычусь пятачком в ладони. Ты плачешь. Говоришь, что я бестолковая и непослушная. Прости меня, братик. Ты берешь меня на руки и несёшь, подожди, куда ты меня несёшь? К бабушке? Зачем, Дьюк? А, поняла. Всё правильно, Дьюк, всё правильно. Да, она поможет. Она же у нас потомственная ведьма в шестом поколении…

 

 

Вивьен Кардон

 

Ревность

Они жили вдвоём уже несколько лет. Он — умудрённый жизнью брюнет, Она — относительно молодая инфантильная блондинка. Он всё ремонт не мог закончить. Она же трудилась в офисе.

Он ненавидел, когда его вторая половинка задерживалась допоздна. Не раз и не два Она приносила на себе запахи чужих парфюмов. Он всё прощал, потому что любил.

Для своего брюнета Она старалась изо всех своих бабьих сил: устраивала ему пышные ванные процедуры, которые Он просто ненавидел; стала его личным парикмахером и регулярно рвала волосы, силясь распутать колтуны на густой шевелюре. Он страдал, но терпел. Потому что любил.

Конечно, Она помогала с ремонтом, как могла: убирала строительный мусор — его копилось много, ведь Он не был профессиональным строителем. То и дело Она нашпиговывала мусорные пакеты кусками неудачно приклеенных обоев, повреждённого паркета, рваного линолеума. Но они оба старались. Потому что они любили.

Он любил её тёплые руки, которые так безбожно порой с ним обращались. Особенно он любил наблюдать, как она готовит. Она гениально варила мясные щи, невозможно нежным было её картофельное пюре, а мясо, которое тушила для него, аппетитно распадалось на волокна. Сама она предпочитала овощи и фрукты, чего Он не понимал и не принимал. Несколько раз даже ходил на охоту, но Она его стараний не оценила — и так, кричала, терплю твои мясоедские привычки. А тут ещё и в дом приволок! Гадость! И выбросила. А Он снова простил, потому что любил.

Но однажды ночью случилось самое страшное, что только могло. Нет, Он не спал, когда она щёлкнула ключом в замке.. Нет, Он не спал, когда Она тискалась с каким-то мужиком в коридоре, а потом провела его на кухню... Он молча лежал и слушал, как они предавались страсти.

— Как мне понравилось твоё последнее движение! Это просто магия какая-то! — шептал соперник на ушко блондинке. Она только пошло засмеялась в ответ и тихонько проводила любовника за дверь.

Наутро Он был холоден. Отказался и от работы, и от приготовленных яств. Она плакала и молила о прощении, просила понять. Но как можно понять такое?! Когда Он не видел, это можно было стерпеть. Не пойман — не вор. Но вот сейчас, когда он всё видел и слышал! Он простил её, потому что любил...

Но решил уйти из дома, чтоб Она смогла устроить свою жизнь с кем-то другим, ведь сам не мог сделать её такой же счастливой, каким Он был рядом с ней. Но Она не смогла его отпустить. И нашла, вернула. И Он остался, потому что любил.

Только Она не смогла справиться с собой. И всё чаще на пороге появлялись мужские ботинки. И в его сердце навсегда поселились боль и тоска. А ещё желание отомстить. Он злился, кричал, но ничего не предпринимал, пока терпение, наконец, не лопнуло.

— Сейчас я тебе покажу магию своего последнего движения! Будешь знать, как других мужиков в дом водить, — подумал кот и скинул её любимую вазу на пол.

Дата публикации: 12 ноября 2023 в 23:24