571
Тип дуэли: прозаическая

Право голосовать за работы имеют все зарегистрированные пользователи уровня 1 и выше (имеющие аккаунт на сайте до момента начала литературной дуэли и оставившие хотя бы 1 комментарий или 1 запись на сайте). Голоса простых смертных будут считаться только знаком поддержки и симпатии.

Голосующим надо указать лучшего автора по их мнению.

Также в комментариях можно оставлять и критику-мнения по рассказам.

Флуд и мат будут удаляться администрацией литературного портала «ЛитКульт»

Формат выхода в данном раунде: Дальше в верхней части останутся только победители матчей. а вторые и третьи места присоединяться к нижней части турнира и продолжат борьбу за выход в финал уже там. 

Тема: Царство падальщиков.

Максимальный размер текста: 5000 знаков без пробелов.

Голосование продлится до 12 января.

 

 

Леа Харви

Падальщики

— Отмучалась, — прошептал отец.

Комок из груди перетек в горло. Я всхлипнула, глядя на бабушку: спокойную, с разгладившимся лицом, сохранившим знакомые черты, но отчего-то пугающе чужим. Сашка испуганно прижался ко мне, уткнувшись носом куда-то под рёбра.

— Вань, я напишу родне, — так же тихо, как и отец до этого, шепнула мама.

— Окна и двери закрываем, печь на заслонку, свет выключить, — негромко распорядился папа. — И не шуметь.


Я побежала в родительскую спальню и, бросив взгляд в окно, наглухо задернула плотные шторы. На улице никого не было. Окна детской выходили на другую сторону, но и там тоже было тихо: только соседка, баба Люба смотрела в мою сторону. Я вымученно улыбнулась ей и помахала рукой, надеясь, что она не заметит, как меня трясёт.


Когда я зашла на кухню, мать с отцом уже разобрали захламленный подоконник и прислонили к раме фанерный щит. Стало темно.

— Ма-ам, — плаксиво затянул Сашка и мать шикнула на него. — Мне стра-а-а… — заканючил он; я подскочила к нему и заткнула рот рукой, чувствуя, как между пальцев запузырились сопли.

— Фу! Мам!

— Настя, потом! Свечки где?! — мама завозилась в полутьме, подсвечивая себе телефоном.

— Я говорил: заранее подготовить всё!

— Врачи сказали, ещё неделю протянет! — шепотом огрызнулась мать, доставая из шкафчика с лекарствами восковые свечки, похожие на пальцы мертвеца. Я вспомнила о лежащей в гостинной бабушке и меня передернуло от мурашек.

— Ы-ы-ыы! — заныл Сашка, задвигал челюстью, и теплая тянучая капля слюны побежала по запястью, к локтю. Я не удержалась и дала подзатыльник брату.

— Настя! — с укором зашептала мама, обнимая подвывающего Сашку. Она ловко вытерла ему лицо платком, не давая шуметь. — Вымой руки и зажги свечи. Саша, пойдём в комнату.

— Там тоже темно!

— Не реви, будь мужчиной — строго произнес папа и брат, шмыгнув, потупился.


Я успела зажечь лишь одну свечу, как послышался какой-то глухой удар.

— Тихо! — буркнул отец, и мы все замерли. Стук повторился.

— Хозяева? — донесся глухой вкрадчивый голос из-за двери. — Есть кто дома?

Мы молча переглянулись. Мать нахмурилась и прижала палец к губам.

— Открывайте! — стук повторился. И ещё.

Пальцы обожгло; я тихонько вскрикнула и отбросила погасшую спичку.

— Дома! — послышался обрадованный голос. — Открывайте!

Отец посмотрел на меня так, что я была готова сквозь землю провалиться.


От стука в раму задребезжало стекло. Сашка вздрогнул и мать подхватила его на руки.

— Помнишь игру в жмурки? — почти одними губами прошептала она на ухо Сашке. — Только сейчас водящий снаружи, а мы внутри. Ни звука! Понял?

Сашка закивал и мать осторожно опустила его на пол, не выпуская руки.

В стекло кто-то настойчиво поскребся.

— Есть кто дома? — спросил высокий женский голос.

Отец кивнул на коридор и мы медленно, стараясь не скрипеть старыми половицами, вышли из кухни. Свеча в моей руке дрожала, пока я на ходу пыталась зажечь от неё остальные.

Что-то зашуршало в дверном. Мама сурово сдвинула брови и взглянула на отца. Тот виновато развел руками и покачал головой. Затем указал на гостинную.


Что-то за окном отбрасывало тени на занавеску; отец показал теням фигу, нагнулся и отбросил край ковра. Под ним показался люк в подпол: помню, лазила туда по просьбе бабушки — мрачный, холодный но сухой и полный банок — единственное темное место, в котором Сашка не боялся сидеть.

— Хозяева, пустите! — постучали уже в окно гостинной. Мать легонько подтолкнула меня в спину.


Я была уже на середине лестницы, когда загремела крыша и на чердаке что-то стукнуло.

— Быстрее! — шепнула мама, передавая мне Сашку.

Следом залезла и она, а ещё через секунду в люке показались синюшные ноги бабушки, ледяные, как мои пальцы; мы с мамой осторожно втащили её в погреб. 

Следом, поддерживая бабушку, торопливо спустился отец; пока они с мамой укладывали тело вдоль банок звякнуло выбитое окно.

— Мы знаем, вы дома! — обрадованно позвал кто-то с чердака. Захрустели доски потолка. Сашка снова всхлипнул, но его никто не заткнул — мать лишь крепче сжала его руку. Отец закрыл подпол и сел на ящик с картошкой.

— Всё равно бы пришли, — он покачал головой и скрестил руки на груди.


Сверху послышались зовущие голоса, сменившиеся возмущенными и агрессивными. Кто-то вскрикнул, выругался. Выстрел. Я подпрыгнула с визгом — теперь было можно шуметь, — и спряталась за маму. Сашка мужественно сопел рядом, обняв меня и маму.


Над головой послышались шаги. Заскрипело стекло под чьими-то ногами.

— Хозяева? — поинтересовался мужской голос.

Кольцо люка зашуршало. Скрип, свет, луч фонарика, силуэт.

— О, вы зде..! — обрадовался мужчина, но его оборвал глухой звук удара — силуэт исчез. 


— Вот вы где… — выдохнула женщина, опускаясь на колени. — Её деловой костюм был изодран и покрыт подозрительными пятнами. — Наконец-то открыли! А то до вас не достучаться. Сожалеем вашему горю.

Она наклонилась и с извиняющейся полуулыбкой протянула визитку. Никто даже не попытался её взять.

— Мы предоставляем лучшие услуги! 

Кто-то сдернул её назад; женщина вскрикнула, взмахнула ногой; в подпол влетела туфля. В проеме показалась голова мужчины и тут же исчезла.


— Это наша бабка! — завопила женщина. — Витька, держи его! 

— Сука! — огрызнулся какой-то мужчина.

— Мы первые были! 


Женщина сунула руку в подпол — её длинные ногти, похоже, и скребли в стекло — разжала пальцы и темный прямоугольник упал нам под ноги. Я успела заметить перелив золотых букв на черном: “Царство Небесное. Ритуальные услуги.” прежде, чем мать зло наступила на картонку и втерла её в землистый пол.

— Падальщики... — сплюнул отец. 

 

 

 

Джонни Харрис

Закон природы

– Добрый сэр, у вас не найдётся лишней монетки? – внезапно прозвенел в воздухе детский голосок, отчего задумавшийся Уильям Барлоу, коронный детектив, направляющийся в свой участок, вздрогнул и чуть не споткнулся.

— Что? Что вы хотели, юная леди? — спросил он, несколько раздражённо, возвращаясь в реальность. — И что вы делаете на улице в столь поздний час?

Колокола на Дворцовой башне как раз пробили полночь. Оглянувшись, детектив увидел, что кроме него и маленькой попрошайки на Гарден-стрит никого нет.

Чумазая мордашка с яркими рыжими кудрями захихикала, и, задрав голову, подмигнула ему.

— Просто один пенни, сэр, или несколько, если вас не затруднит, и Бог да благословит ваши дела!

Пожав плечами, Уильям достал из кошелька пару монет и положил их в быстро протянутую ладошку.

— Спасибо, добрый сэр! Удачи вам во всём! – девочка неуклюже постаралась изобразить книксен, развернулась и пошла вниз по улице.

— Почему такая юная леди в такой поздний час попрошайничает на улице? – внезапно вырвался у него вопрос.

Девочка обернулась, подмигнула и пожала плечами.

— Ну, всем же нужно что-то есть, верно? А я пока ещё слишком мала, чтобы заработать на улице гораздо больше, увы, – она помахала рукой, ещё раз сделала книксен и скрылась в тёмном переулке.

Детектив нахмурился, вздохнул, запахнулся поглубже в потёртый плащ и продолжил свой путь.

***

Многие считали Уильяма Барлоу странным, в первую очередь, конечно, из-за излишне ревностного отношения к службе. Вот и сейчас, в то время, когда большинство добропорядочных джентльменов спокойно видят сны, он сидел в участке и копался в документах.

«Семь случаев за месяц, и все – на одно лицо», – судорожно размышлял детектив, листая страницы. «Тут же явно поработал убийца-маньяк, почерк схож. А мы всё топчемся на месте!» –  озлобившись, он запустил в стену папку, и та, издав негромкий хлопок, распалась на части. Уильям, чертыхнувшись, нагнулся и начал подбирать листы с пола.

— Сэр, у вас всё в порядке? – послышался из-за стенки сонный голос дежурного по участку.

— Да, Джон, всё в порядке, я просто случайно уронил бумаги со стола, – процедил Барлоу сквозь зубы. – Спите спокойно.

«Завтра же я доложу шефу. Вернее, уже сегодня» – он посмотрел на часы, подошёл к стульям у стены, скинул с них ворох бумаг и устроился ко сну.

***

Мировой судья. Фабрикант. Два ростовщика. Проститутка. Банковский клерк. Маклер на бегах. Всех их объединяло только одно – они были найдены в придорожных канавах, причем тела их были обнаружены далеко не в целом виде. Привлеченный в качестве эксперта, мясник Бут с Центрального рынка, тыкая своим толстым пальцем в условную схему человека в разрезе и применяя специфические термины, такие как «вырезка», «лопатка», «межреберье», «окорок» и прочее, очень скоро заставил следственную комиссию уткнуться в платки, а самых слабых духом – даже выбежать на свежий воздух. По итогу, заседание перенесли на неопределённый срок.

***

«Тупой, надутый, самоуверенный болван», – в голове детектива Барлоу, после утреннего разговора, кипело негодование. «Занимайтесь своими делами, детектив, этот случай – вам не по зубам» – так вот значит, как звучит наша установка, сэр, думал Уильям, сворачивая в знакомый переулок, не смотря ни на что, предвкушая утренний ланч.

— Сэр, проявите милосердие к сироте! Во имя всеблагого Господа нашего! – откуда-то сбоку выскочил мальчик в невообразимой шляпе, старой, грязной донельзя, но когда-то явно бывшей в моде. – Подайте милостыню на пропитание!

Детектив поморщился, но всё-таки полез за кошельком, и вновь дал пару пенни. Внезапно, его озарило. Он постарался принять крайне уверенный вид и спросил:

— Любезный, я могу задать вам пару вопросов?

Мальчик шмыгнул носом и ответил – Конечно,  добрый сэр. Ещё несколько монет – и я расскажу вам всё, что знаю.

— А что ты знаешь такого, за что мне стоило бы заплатить?

— Вам точно будет интересно, вы же этот, как его  детектив, верно?

Уильям задумался было, откуда юный попрошайка настолько осведомлён о роде его деятельности, но тут же вспомнил про свою тётушку Мардж, которая хвастала должностью своего племянника где только ни было, и успокоился.

— Ну, хорошо. Что интересного ты можешь рассказать?

— Пройдемте, пожалуйста, в этот переулок, это недалеко. Я боюсь, что меня побьют за то, что я вам расскажу…

— Ну хорошо, хорошо, пойдём.

***

— Долго ещё? Мы идём уже почти полчаса.

— Ещё пару минут, сэр. Мы почти на месте.

Внезапно, пространство заполнилось криками, летящие арканы пронзили воздух, детектив попытался отстраниться, но был спелёнут несколькими петлями разом, он попытался было закричать, но тут на его затылок опустилась дубинка, обмотанная тряпками, и он затих.

***

Когда Уильям очнулся, он почувствовал, что связан, и сразу же попытался освободиться, но узлы были очень крепки.

— Зачем же вы так дергаетесь, добрый сэр? – сразу раздался знакомый голосок девочки, судя по звукам, выправляющей на камне маленький нож. – Неужели вы не понимаете, что всё происходящее – естественно? В такой стране мы живём, храни Господь Англию и королеву.

Девочка потрогала пальцем лезвие, нахмурилась, и продолжила свою работу.

— Когда ваша фирма банкротится – набегают десятки мелких прихлебал, чтобы её сожрать, если вы умираете, не оставив завещания – ваши родственники вступают в бой за остатки вашего состояния. Верно, Билли?

– Да что уж там, – хмуро сказал мальчик в старой, грязной шляпе. – Не в стране дело даже. Вот ты, к примеру, помрёшь сам, зароют тебя – и черви сожрут. А вот утопнешь, к примеру – рыбы раздербанят, да раки…

— Ну вот, – девочка вновь потрогала лезвие и улыбнулась, видимо, нужный результат был достигнут. – Это просто закон природы. Всем нужна еда. Мы будем молиться за вас добрый сэр, правда-правда.

Тут Уильям, наконец, закричал. Но крик его длился очень недолго.

Дата публикации: 07 января 2024 в 09:37