0
Страна: Канада — Англия
Год: 1991

Американский писатель, журналист, социальный критик, художник, наркоман и гомосексуалист Уильям С. Берроуз (William S. Burroughs) прославился в конце пятидесятых своей революционной новеллой «Naked Lunch», которую, под действием героина и марихуаны он писал в Танжере, Марокко (Tangier, Morocco). Переехав туда из Рима в 1954-м году, конкретно «торчавший» Берроуз пытался найти новую форму для своей будущей книги (тогда называвшейся «Interzone», сокращение от «International Zone» — района, где жил писатель), которая, по сути, состояла из разрозненных и почти не связанных друг с другом обрывков мыслей, чувств, эмоций. Экспериментируя, Уильям резал слова и фразы, составлял из них новые формы, и группировал все в нелинейную повествовательную структуру. Не смотря на всю свою провокативность и стилистическую революционность (а может быть и благодаря этому), «Обед Нагишом» выходит в 1959-м году в Париже, и моментально становится культовой книгой для радикального поколения «битников» и хиппи, закрепив за Берроузом статус ультраавангардного артиста (который, к тому же, оказался еще и провидцем, предсказав в «Обеде» такие вещи как липосакция и СПИД).

Мысли об экранизации этой работы возникали у киноавангардистов-экспериментаторов неоднократно, однако в итоге ничего путного не получалось. В начале восьмидесятых на горизонте появляется молодой канадский режиссер Дэвид Кроненберг, большой поклонник Берроуза и Набокова, со своими идеями по поводу реализации проекта. В 1984-м году Дэвид и Уильям впервые лично встречаются в Нью-Йорке, чтобы обсудить задумку, а в январе 1985-го продюсер Джереми Томас (Jeremy Thomas) организует их совместную поездку в Танжер, которая окончательно укрепила желание Кроненберга взяться за реализацию проекта. На рождество 1989-го Берроуз уже читал сценарий Дэвида, который подошел к экранизации его прозы с необычной и очень правильной стороны. Экранизировать «Naked Lunch» буквально было нельзя, так как в новелле нет четкой повествовательной структуры и огромное количество локаций, долгих разговоров и действующих лиц. По словам Дэвида, — «это бы стоило четыреста миллионов долларов, и никто бы не решился прокатывать получившийся фильм», поэтому основное вдохновение для адаптации он черпал из жизни самого Берроуза и его наркотической зависимости, которая не только раскрашивала его литературные работы в яркие цвета, но и повергала автора в пучину причудливых галлюцинаций и творческой агонии. Креативный процесс, по версии Кроненберга, это испытание, которое вполне может представлять и физическую опасность, а безумные сексуальные сценарии Берроуза у Дэвида превратились в гениальные метафорические зарисовки (вообще без какой-либо обнаженки, замечу!). Соединив в своем фильме мотивы и ситуации из нескольких книг Уильяма (помимо «Обеда», это еще «Junky», «Exterminator!» и «Queer») вместе с автобиографическими фактами, у Кроненберга получился фильм об ...
… Уничтожителе насекомых Билле Ли (псевдоним Берроуза для публикации его первой новеллы, «Junky»), который, вместе со своей женой Джоан, «подсаживается» на порошок от тараканов (его он использует на работе). Случайно убив супругу из пистолета (еще один автобиографический момент из жизни Берроуза, который в 1951-м в Мексике на пьяной вечеринке стрелял в стакан на голове своей жены, но маленько промахнулся...), Билл встречает в баре магуампа (Mugwump), странное существо, из отростков на голове которого сочится наркотический сок. Магуамп выдает Биллу билет в Интерзону, куда, предварительно обменяв пистолет на пишущую машинку, он и отправляется, чтобы в качестве шпиона писать отчеты завербовавшим его насекомым. Во время своей работы в Интерзоне, Билл «подсаживается» на новые наркотики («черное мясо»), и встречает литературно-гомосексуальное семейство Фростов (Том Фрост списан с одного из друзей Берроуза, американского писателя и композитора Пола Боулза (Paul Bowles), тоже жившего со свей женой в Танжере), в котором Джоан Фрост как две капли воды похожа на убиенную супругу Билла. Его печатная машинка частенько превращается в жука, дающего ценные советы и новые директивы «из центра», а отчеты, которые он на ней пишет, превращаются в страницы будущей новеллы «Обед Нагишом»...
Еще много чего происходит в Интерзоне, где, помимо уже упомянутых персонажей, Билл встречает молодого гея Кики (Kiki, реальное имя любовника Берроуза в Танжере), скормленного им впоследствии богатому плэйбою в элегантном исполнении «чернокнижника» Джулиана Сэндза. Некоторые темы этого фильма очевидны и лежат на поверхности, в то время как другие на первый взгляд незаметны, и в виде грамотных аллегорий скрыты внутри повествования. В частности, Кроненберг не представляет персонажа Билла Ли как стопроцентного гея, но многочисленные намеки (в виде, к примеру, «говорящего сфинктера» жуков), раскиданные по всему фильму, говорят нам о происходящей внутри него борьбе и попытках сексуальной самоидентификации. Напрямую не указывается и на реальные наркотики, замененные тут «черным мясом» и «тараканьим порошком», но многочисленные галлюциногенные и физиологические эффекты от их использования показываются зрителю во всей красе, когда печатная машинка постепенно превращается в жука, который, в свою очередь, трансформируется в нечто (с мужскими и женскими половыми органами). Творческая агония автора постепенно переходит в наркотическую лихорадку, когда большую часть текста пишет уже не он, а его печатная машинка в виде жука, имеющая свои идеи и собственные цели, для достижения которых она успешно манипулирует безвольным и уже давно маловменяемым Биллом. Зато его друзья-писатели вне Интерзоны находятся в полном восторге от его творчества, и уговаривают Билла завершить работу, о которой он сам толком и не знает...
В лучших традициях «физиологического хоррора» Кроненберга этот фильм наполнен удивительными и отталкивающими созданиями, эффектно воплощенными специалистами Chris Walas Inc., работавшими с Дэвидом над его оскароносным римейком «Мухи» 1986-го года. Печатные машинки, превращающиеся в насекомых, экзотические гуманоиды магуампы, с сочащимися наркотическим соком головными отростками, превратившийся в паука Ив Клоке, высасывающий жизненный сок из головы бедного Кики, и много чего еще предстает на экране в самых натуралистических и отталкивающих подробностях. Но не качественные грим и спецэффекты являются основой этого фильма, а гениальная режиссура Кроненберга и талантливая игра актеров, в первую очередь, конечно, Питера Уэллера. Именно Питер, запомнившийся массовому зрителю своим «Робокопом», раскрылся в этом фильме как драматический актер, идеально сыграв эмоционально сложную роль альтер-эго Берроуза, Билла Ли. Известная австралийская актриса Джуди Дэйвис бесподобна в роли его жены, Джоан, а канадец Ян Холм как всегда великолепен в роли Тома Фроста, для своей литературной работы нуждающегося в молоденьких мальчиках и пишущих машинках. Стильный английский красавчик Джулиан Сэндз упоминался выше, а двукратный оскаровский номинант Рой Шайдер предстает в этой ленте в необычном для себя амплуа женщины...
Как уже должно быть понятно из вышеперечисленного, эта картина в своем роде уникальна, и рассчитана на открытую, что называется, «open minded» аудиторию. Лично мне вообще удивительно, что на ее реализацию удалось найти финансирование, но, видимо, имена «звезд» действуют на умы инвесторов магически :) Как бы там ни было, в ограниченном прокате Америки (на ста двух экранах) фильм собрал неплохие два с половиной миллиона, свой основной капитал (в виде кучи призов и номинаций) заработав, разумеется, на фестивалях.

Сама я смотрела этот фильм трижды: первый раз он вызвал у меня отвращение. Во второй раз я попыталась понять, что же такого гениального и уникального в нем есть. В третий просмотр я была больше занята тем, что пыталась отделить редкие моменты здравого смысла и реальной жизни Билла Ли от тех многочисленных глюков, которыми просто забит фильм. Это оказалось чрезвычайно сложно, и я  даже не уверена, что точно это сделала.

Детям до 16 лет и людям с высокой чувствительностью и неустойчивой психикой фильм смотреть нежелательно. Много эротики, пошлости и вещей, вызывающих сильное отвращение.

 

Автор: Ёлочка