0
98
Тип публикации: Критика

Алёшка хрипел. Хотелось пить, но каждый глоток больно царапал горло. Тая легонько разжимала его растрескавшиеся губы и вливала в рот тёплый настой ромашки, осторожно, по чайной ложечке. Малыш стонал, пытался отвернуться, не открывая глаз. Тая ждала, когда подействует жаропонижающее, обтирала сына влажным полотенцем, чуть не плача от страха. Алёшка тоже боялся, но не своей загадочной болезни, а барабана и колеса. Барабан гулко стучал прямо в Алёшкиной голове, а большое огненное колесо хотело его раздавить, обжигая алыми искрами. Они помогали друг другу – колесо и барабан, мучили Алёшку, а мамы не было рядом. Иногда он слышал её голос: «Вот так, ещё глоточек, молодец» - но колесо никуда не девалось, только ненадолго замедляло ход.

Когда Алёшке стало легче, он крепко заснул. Тая разогрела обед, но от запаха еды накатила тошнота. Холёные лица поп-звёзд, навязчиво желающие весёлого нового года с экрана телевизора, вызывали стойкую ненависть. За стеной радостно гомонили соседи, и если бы Тая могла, то убила бы их без сожаления. Она в десятый раз набрала номер мужа. «Абонент временно не доступен» - заявила электронная дама и мерзко хихикнула. Показалось? Или это Алёшка кашляет? Тая побежала в детскую, пощупала лоб сына. Не горячий. Пока.

Малыш спал, лёжа на спине, влажные волосы склеились, закрутились колечками, под глазами залегли синеватые тени. Какой же он хрупкий и уязвимый. Тая села на пол рядом с кроваткой, опёрлась о стену, напряженно прислушиваясь к его дыханию. Она сама не заметила, как задремала, но открыла глаза, когда в детскую вошёл муж, неловко скрипнув дверью. Алёшка!.. Всё в порядке.

- Прости, у меня телефон разрядился. Ты звонила? – шёпотом спросил Игорь и тоже сел на пол.

Тая отодвинулась:

- Звонила. Где ты был?

- Сама как думаешь? На работе.

- Не мог пораньше приехать?

- Не мог!

- Твою мать! – зашипела Тая, - У нас ребёнок болеет! Я тут с ума схожу! Вечно ты на своей работе, а я одна!

- Знаешь что?!

- Не знаю и знать не хочу!

- А я не хочу выслушивать этот бред! Давай я уволюсь, а ты выходи из декрета, и будем жить на твои копейки!

Алёшка что-то неразборчиво пролепетал во сне и сбросил одеяло. Тая с упрёком посмотрела на мужа, мол, доорался, чуть ребёнка не разбудил. Игорь раздражённо отмахнулся и вышел из комнаты, надеясь избежать ссоры с женой. Поправив одеяло, она осторожно скользнула ладонью по прохладному детскому лобику и пошла следом.

- Погоди, в аптеку надо сходить, - процедила Тая, сдерживая ярость.

Игорь поставил тарелку в микроволновку и повернулся к жене:

- Доктор приходил? Что сказал?

- А тебе интересно?

- Да! Мне интересно!

- Ничего не сказал. У Алёшки вирус.

- Какой?

- Откуда я знаю?! Хреновый!

Игорь уже открыл рот, чтобы нагрубить, но Тая неожиданно заплакала. Отвернулась, обняла себя руками и тихо заскулила, как брошенный щенок. Игорь потянулся обнять жену, но остановился в нерешительности, понимая, что оттолкнёт. Чёртова работа, чёртов новый год!

- Знаешь, иди-ка ты сама в аптеку. Я с Лёхой побуду. Пройдись, подыши, успокойся. Ты же сидишь здесь как в клетке, погуляй.

- С ума сошёл? А если ему хуже станет? – всхлипнула Тая.

- За час не станет. Возьми телефон, если что, позвоню, - Игорь протянул ей бумажную салфетку. – Серьёзно, ничего плохого не случится, я тебе клянусь.

 

Тая остановилась возле супермаркета, глядя на единственную непроданную ёлку. Несчастное деревце лежало на грязном, усыпанном хвойными иглами снегу, неуклюже задрав к небу корявые лысоватые ветки. Усатый продавец курил, облокотившись о борт старенького грузовичка и посматривая то на ёлку, то на Таю с одинаковым жалостливым призрением.

«Он прав, - грустно подумала Тая, – я такая же убогая, как это облезлое дерево. Вспомнить бы, когда волосы в последний раз мыла. А этот пуховик давно пора выбросить. И меня вместе с ним. Боже, как я превратилась в толстуху с прокисшим лицом? От меня же за километр несёт потом и вчерашним супом! Как другие ухитряются нормально выглядеть после родов? Вон, ходят толпами, щебечут, обнимаются, праздник у них. А у нас праздника не будет, да, ёлка?»

Тая проводила тоскливым взглядом компанию молоденьких девушек. Неужели им не холодно в этих модных коротких пальто? Люди, люди, люди. Бегут, торопятся, несут домой пакеты, полные деликатесов, позвякивают бутылками. Витрины магазинов блестят гирляндами, подмигивают, соблазняют. А ведь у Таи и Игоря ни разу не было настоящей новогодней ночи. Четыре года вместе, а всё не получалось. Не хотелось на съёмных квартирах ёлки наряжать, да и денег вечно не хватало. В этот раз собрались отметить по-человечески, но оставили всё на последний день. Кто знал, что Алёшка заболеет, а Игоря вызовут на работу? Так что прости, ёлка, не судьба.

- Ну, надумали? – спросил продавец.

- Что? – не поняла Тая.

- Ёлку покупать будете?

- Да! Буду!

Она сама не поняла, как это получилось, но спустя пять минут бежала в сторону супермаркета, слёзно умолив продавца подождать. Аптека, гастроном, лишь бы какое вино, первый попавшийся торт. Стеклянные шары, китайская гирлянда из лампочек, золотистая мишура, снова шары всех цветов и размеров – Тая лихорадочно сгребала товар в корзину трясущимися руками. Потом лезла без очереди, ругалась, требовала. Но успела. Ёлка лежала на прежнем месте, вокруг неё похаживал плюгавенький мужичок, брезгливо поджав губы. Дерево ему не нравилось, но других не осталось. Купить или не купить? - Вот в чём вопрос.

- Она моя! Я первая была!

Тая подлетела к продавцу, размахивая пакетом и оскальзываясь на раскисшем снегу, схватила его за куртку, закричала в лицо:

- Скажите ему! Это моя ёлка!

- Твоя, твоя, отпусти! Ты что, припадочная?

- Вот! Сколько денег надо? Ещё возьмите! – она, не глядя, сунула продавцу смятые купюры.

- Погоди, давай я её верёвкой перетяну, удобнее будет.

- Нет, ничего не надо! С новым годом!– огрызнулась Тая, прилаживая ёлку на плечо, благо, та оказалась не слишком большой.

Два квартала до дома навеяли мысли о дороге на Голгофу. Ёлка тянула назад, липла к воротнику смолистым стволом, колола лицо и шею мелкими острыми иглами. Тщедушное дерево оказалось тяжёлым и с каждым шагом, словно прибавляло в весе. Пакет болтался на сгибе локтя, бился о бедро, подозрительно звеня ёлочными игрушками. Не расколоть бы. Тая старалась дышать правильно, вдыхая холодный воздух носом, а выдыхая ртом, считала шаги, как учил инструктор в горах много лет назад. Но или он плохо объяснял, или Тая забыла полезную науку, а идти становилось всё труднее. Капюшон упал с головы, чёлка лезла в глаза. Под свитером отстегнулась бретелька лифчика, и он сполз на сторону, упираясь в ребро твёрдой косточкой. Тая шагала вперёд, стиснув зубы и зло повторяя про себя: «У нас будет праздник!»

- Вам помочь? – участливо поинтересовался прохожий, но угрюмая взмокшая женщина даже не посмотрела в его сторону, она берегла силы. И пёрла, пёрла колючего монстра к дому, будто от этого зависела вся её дальнейшая жизнь.

 

Машина скорой помощи медленно отъезжала от подъезда. Тая дёрнула головой, отбрасывая с лица влажные пряди, упёрлась взглядом в красные габариты, разглядела кресты на широких задних дверцах и резко остановилась, будто ударилась о невидимую стену. Скорая! Больница! Алёшка! Уехали, не догнать. Подбородок и губы начали неметь, в ушах загудело, ослабели ноги. Нет, никаких обмороков! Ёлка тяжело рухнула на землю, рядом упал пакет. Тая наклонилась, набрала пригоршню снега и растёрла его по щекам. Идиотка, бросила больного ребёнка! Что теперь делать?! «Не истери, - приказала она себе, - поднимись в квартиру». Подъезд, лифт, к чёрту лифт, слишком долго! Она вихрем пронеслась по лестнице, толкнула дверь и ввалилась в тёмную прихожую:

- Игорь!

- Тая? Ты быстро. – Игорь вышел из кухни с детским поильником в одной руке и полотенцем в другой. - За тобой гнались? Господи, на кого ты похожа, что случилось?

- Алёшка! Где?! – задыхалась Тая.

- Мультики смотрит. Есть отказался, только пьёт.

Тая прислушалась, в комнате пищали популярные собачки из семейства Барбоскиных. Всё хорошо, чужая скорая, не у нас беда. А у нас спокойно. Игорь заглянул в комнату:

- Опять заснул. Он вялый.

- А температура? Мерили?

- Ага. Тридцать семь ровно.

Тридцать семь – это ничего, это мелочи. Алёшке легче, и не так страшно теперь, ведь Игорь дома. Он спокойный, всегда знает, что надо делать.

- Там внизу ёлка, - Тая привалилась к стене и закрыла глаза. – Возле подъезда. У меня сил не хватило донести. И пакет, большой, чёрный. Спустись, пожалуйста, пока не увели. А я отдохну пару минут. Устала.

- Ты сумасшедшая, - улыбнулся Игорь. – Но мне это нравится.

 

Когда отгремели салюты и затихли соседи, а Игорь заснул, уткнувшись носом в Таины мягкие, пахнущие шампунем волосы, встал Алёшка. Нет, колесо и барабан больше не возвращались, и пить не хотелось, просто он привык среди ночи перебираться в родительскую кровать. Малыш прошлёпал босиком в другую комнату и остановился возле ёлки. Гирлянда из лампочек мягко светилась, отбрасывая разноцветные блики на стены и потолок. Гладкие бока новогодних шаров блестели, отражая маленькие огоньки. Это не красное пламя противного колеса, оно злое. Огоньки добрые, ласковые. Алёшка робко подошёл к ёлке, потрогал короткие иглы, принюхался. Пахнет прогулками в сквере возле круглого фонтана. Это хорошо, знакомо. Только там деревья большие, а это низенькое, но всё равно замечательное. И как оно выросло из пола? Шарики блескучие, смешные. Но огоньки лучше. Мальчик сел на ковёр, заворожено разглядывая гирлянду: вот синий разгорается ярко, а потом словно затихает, блекнет и становится зелёным, зелёный – жёлтым, жёлтый – оранжевым. Чудеса!

Тая наблюдала за сыном сквозь опущенные ресницы. Алёшку словно заколдовали, глаз не отводит от ёлки. А ёлка как хороша, кто бы мог подумать! Немного терпения, чуть-чуть старания, и замарашка стала королевой. Молодец, Тая, ты сегодня победила. Судьбу, обстоятельства, себя – какая разница? Алёшка иголки на вкус пробует, смешной. Пусть порадуется, позже мама отнесёт его в кроватку. А потом, завтра, запишется на маникюр. Нет, после праздников. И стрижку надо сделать. И купить платье, зимнее шерстяное платье, такое чтоб в обтяжку. Да, и новые сапоги! А пуховик выбросить!

 

Хотя, пуховик ещё может пригодиться… правда?

Средний рейтинг: 0
Дата публикации: 03 января 2017 в 22:37