0
75
Тип публикации: Критика

Все не то: елка не пахнет. Вот совсем, вот ни капельки не пахнет. И снег какой-то не такой, какой-то даже теплый. Снег и теплый, что ты будешь делать? И хрустит как-то не так, не весело хрустит, а как-то мертвенно. Раньше снег пел, как под лапами игривого щенка, а сейчас будто «Мороз – воевода дозором обходит владенья свои». Откуда эти слова? Всплыли в памяти как пена в деревенском сортире, в который бросили дрожжи. А кто бросил? Кто мог бросить дрожжи в сортир? Однако, загадка – хоть в учебники включай… Хотя, какие сейчас учебники… Кому по ним учиться?

            Так откуда же этот воевода? Может, из Конституции? Зачем, зачем я трогал эту Коснтитуцию? Или не я?.. Кому это было надо?.. Мороз… Мороз? Кто у нас нынче министр обороны? И не спросишь ведь, не поймут, еще посмеиваться будут, хотя, они не смеются… Мороз бросил дрожжи в сортир… Мочил в сортире? Мороз, это же когда холодно? А тут снег теплый, неправильный. Погода, значит… Как погода может бросить дрожжи? Непонятно… Хотя, если погода в руках врага!.. Это их климатическое оружие, этот их НААRP на нашей, между прочим, нашей Аляске! Аляска?.. Куртка? У меня была такая куртка, зеленая… Когда же это было? Перед Конституцией или после?.. Зачем я ее трогал?          Враги надоумили? Точно! Враги швыряют дрожжи – им не нравится наша стабильность, не нравится наш особый путь, наш бастион истинной веры, наши ценности… Пищат, что у нас нарушаются права живых. Да сколько тех живых осталось? Четырнадцать процентов, это не электорат, а куриный смех… Жалко, кур не осталось…  Хотя, зачем они нам теперь? Казалось бы, кому интересны проблемы живых. а ведь мутят воду, бросают дрожжи, раскачивают лодку… И снег вон даже не холодным сделали. НААRР проклятый! Климатические санкции они объявили! Насмешили наши «Искандеры», дебилы, б…я! Пармезан они нам запретили. А что нам пармезан? Мертвым пармезан без надобности… Плесень эта несусветная. Ишь ты, удивить захотели. У нас теперь в мозгах нисколько не хуже плесень, а у некоторых даже снаружи пошла... Вот такое импортозамещение, накося выкуси!

            Пугать они нас вздумали. Задолбаетесь пыль глотать, а мы завсегда можем повторить. Пыль она только живым страшна, а нам что пыль, что радиоактивный пепел – все едино. Что нам снег, что нам зной, что нам дождичек грибной?.. – как мы в детстве в Крыму пели? Как же там дальше? Когда воняет ветчиной? Нет. Кстати, от кого же это грибами пахнет? А, усатый – подзапустил он себя, уже грибами пророс. Чего я его держу при себе? Друг… И фамилия у его жены хорошая, наша, мертвая… Вспомнил! Когда мои друзья со мной! Он мой друг, а там, вокруг нас – враги. Бросают дрожжи, качают лодки, защищают этих смешных живых… Они, враги, и нас хотели сделать другими, бездуховными, с радужными знаменами… Не прокатило, мы повторили и еще как повторим! А ведь им казалось, что они нас обложили, прижали как волка к флажкам. Думали, что мы не посмеем… Хорошо, что Мугабе[1] вовремя рецептик подкинул. В аккурат перед тем, как у него переворот случился. Сам-то он слабоват в коленках оказался, тонковат кишкой, не рискнул распылить, да и возможностей таких у него не было. Помянуть, что ли?

            – Человек, как там тебя?

            – Тимур. Чего изволите?

            – Налей мне… Что это?

            – Шампанское.

            – Шампанского и налей, – пузырьки настоящие, но на вкус пшик.

            Все в этом мире пшик, все пузырьки: все эти санкции, эти их живые ценности… Живое, значит гнилое – хороший слоган получится, надо сказать усатому, чтобы записал, хотя… уже не за чем. Надо вспомнить, что там с воеводой. Что-то вертится, крутится… Шар голубой… Не то, опять не то. «Коли бы зажило плечо тянул бы лямку как медведь, а коли к утру умереть…» – точно! Наше все! Какого пророка Отечество воспитало! Ту и медведь; тут и баржа – та же галера, тянуть лямку – это как на галерах грести, только без весла; тут и «к утру умереть, так лучше» К утру умереть – так и мы умерли, но не сдались! Стали гнить, чтобы не сдаться внутренней, нравственной гнили. Сумели же повторить! И ракеты не подвели – рассеялся рецептик, а дальше дело техники. Благо, многие уже и без порошка Мугабе от телевизора были как зомби, только что жрать требовали. А теперь красота. Сельское хозяйство не надо, ширпотреб не надо… Джинсы, из-за которых случилась величайшая геополитическая катастрофа прошлого века и те никому не нужны… Мечта сбылась… Энергетическая сверхдержава мертвых… Жалко, что не всех накрыло, ну так и телевизор раньше тоже не всех накрывал… С другой стороны, без «пятой колонны» было бы скучно… Впрочем…

            – Господин Президент, вы готовы? Можно включать камеру?

            – Я готов.

            – Бокал можете не ставить, так даже лучше получится, как раньше. Говорите вот сюда.

            И юпитеры больше не греют, а раньше жарко от них было… Все не то… Ладно, пора:

            – Вы долго этого ждали, поэтому буду краток. Я устал, я ухожу… – жалко, Дедушка не дожил, он бы оценил…

[1] Ро́берт Габриэ́ль Муга́бе (21 февраля 1924, Кутаме, близ Солсбери) – зимбабвийский государственный и политический деятель.

Премьер-министр Зимбабве в 1980 –1987 гг., президент Зимбабве с 31 декабря 1987 по 21 ноября 2017 года, председатель правящей партии Зимбабве ЗАНУ-ПФ до 19 ноября 2017 года. С 30 января 2015 года по 30 января 2016 года возглавлял Африканский союз.

В ноябре 2017 года в результате военного переворота в Зимбабве Роберт Мугабе фактически отстранён от власти и помещён под домашний арест, задержаны несколько министров правительства Зимбабве; 21 ноября покинул пост президента Зимбабве.

Дата публикации: 08 января 2018 в 03:53