0
78
Тип публикации: Критика

Стептан кликнул espresso. Официантка протянула кофе.- Корпускулярнаивновыкристаллизовавшийся, - сказал Стептан.Девушка ввела слово в кассу.

Искусством генерировать слова Стëпта владел посредственно. Как и всем по жизни. Изучая никому не нужную макроэкономику, он прозевал момент, когда спрос онлайн-человечества на живую речь вырос и произнесенные слова стали валютой. Его предприимчивый одноклассник Хвалентин приватизировал тогда хорошее имя и дорогущее «Ааааа». Простые слова стоили состояния.    От родителей Стëптушка унаследовал слово «карандаш», но потерял его черном рынке. Схема «развода» была классической: непонятно откуда налетела полиция, барыга впопыхах вернул растерянному лоху дешевый «карандась».- Беднятко, - посочувствовал тогда случайный прохожий.     Подаренное прохожим «беднятко» стало причиной насмешек Тварвары. Жена Стептана была хваткой. Именно Тваря предложила план.

Хваля молча отпил кофе.«Моя жена Тваря, инфекцонист, - написал Стëпта, - лови фотки».Разговор за столиком не клеился. Хвалентин тяготился обществом неудачника. А Стептан свою миссию выполнил: капнул в кофе товарища корь.

План скоро сработал.- Твоя жена инфекционист? – написал Хвалик во Френдбуке.

Руки Твари обхватили голову больного. Затем она жестом заставила его открыть рот и надавила металлической лопаткой.- А-а-а… - непроизвольно начал тянуть Хвалентин.«…три, четыре, пять. Бинго!» - ликовал Степан.

Отныне ему можно было не работать.- Беднятко, - поцеловал он Хвалика в горячий лоб.

Дата публикации: 20 января 2018 в 04:54