1
130
Тип публикации: Критика

Уже больше часа Иван сидел с телефонной трубкой в руках. Собеседники постоянно менялись, а рефрен его слов был всё тем же: – Поздравляю Вас с наступающим Новым годом... – говорил он после приветствия. Дальше шло имя его абонента, а в разговоре с особо большими людьми, произносилось и отчество.

Затем, следовал длинный набор пожеланий и приветы всем родным и знакомым. После чего, речь заходила о том, кто и как станет встречать этот замечательный праздник.

Следом речь заходила о детях и ёлке, которою необходимо поставить в квартире, для этих самых детей. А под конец, шла слёзная фраза о том, что чада Ивана могут и не увидеть вожделенную ёлку. Так как, этой зимой, купить столь редкое дерево в нашей стране почти невозможно.

Нужно сказать, что в тот памятный год в стране действительно случился очередной дефицит. То ли ёлки, а с ними сосёнки,  пихты, туи и все прочие хвойные породы деревьев почему-то посохли?

То ли мелкий клерк из Госплана пропустил соответствующую строку в документе, которая требовала начать заготовку данной продукции? Как бы то ни было, но это колючее чудо природы бесследно исчезло из нашего города.

Должен вам объяснить, что Иван был очень общительным и весёлым мужчиной. У психологов даже есть особенный термин, обозначающих подобных людей. Их называют – гений общения.

Ну, гений не гений, но талант заводить полезных знакомых у него был чрезвычайно велик. Все его абоненты тотчас вспыхивали огромным желанием помочь человеку и, что самое странное, многие люди смогли сдержать своё слово.

В последние предновогодние дни, жизнь Ивана превратилась в настоящий кошмар. Со всех сторон на него, словно горох из прохудившейся торбы, внезапно посыпались ёлки.

За одними из них нужно было ехать на всеми забытую лесоторговую базу, расположенную на противоположном конце огромного города. Другие привозили прямо к месту работы. Кое-что доставляли непосредственно на дом.

Причём, стоили они, с доставкой и переплатой за срочность услуги, от трёх до пяти рублей каждая. И это при том, что Иван получал 200 рублей в течении месяца. Мало того, он должен был сразу отдать эти деньги.

Оказавшись в таком положении, Иван Иванович начал пристраивать ёлки, которых везли к нему со всех сторон нашего города. Он сбывал их всем кому только можно.

Навязывал сослуживцам, соседям, друзьям и знакомым. Почти всем участникам сделки ёлки были совсем не нужны, но отказать ему никто почему-то не мог. Таким образом, ближе к вечеру 31 декабря, Иван сбыл с рук последнее зелёное деревце.

И тут, за пять минут до конца рабочего дня, ещё одна ёлка приехала прямо к проходной того предприятия, где он работал. Так что, её даже и не заносили на территорию большого завода.

Вместе с Иваном я уже направлялся домой. Мы вышли на улицу и он увидел шофёра своего вельможного друга, который привёз долгожданный подарок. Иван включил своё обаяние на полную мощь и, каким-то неведомым образом, уговорил меня взять это зелёное чудо.

Со слезами благодарности на глазах, он отдал водителю три советских полновесных рубля, выуженных из моего кошелька. Взамен этих денег, Иван вручил мне колючее деревце. Пожал на прощание руку и сел в машину курьера.

Как всегда бывает со мной в таких ситуациях, в этом легковом экипаже места для меня не нашлось. «Волга» немедля уехала, а я остался на пустынном шоссе, продуваемым стылым декабрьским ветром. Причём, остался с ёлкой в руках.

Меж тем, стало быстро темнеть. Мало-помалу начиналась метель.

По давней советской традиции, в преддверии великого праздника, всех трудящихся города, отпустили чуть раньше обычного. Сотни тысяч весёлых сограждан рванулись домой, и сделали это все одновременно.

Люди желали добраться домой, как можно скорее. Они прибежали на остановки и теперь брали транспорт отчаянным штурмом. Набивались в салоны автобусов так, что машины трещали от непосильной загрузки. Двери трамваев не закрывались, и вагоны были обвешаны гражданами, словно бродячие собаки репьями.

Стоит ли говорить здесь о том, что я со своей большой ёлкой не мог и подумать о том, чтобы попробовать втиснуться в битком набитый салон. Мне не удавалось даже приблизиться к транспорту.

Самое ужасное было в том, что денег на такси у меня уже не осталось. Последние три рубля я недавно отдал Ивану за совершенно ненужный мне атрибут новогоднего праздника. К тому же, ёлку никто не связал, и она торчала колючими ветками в разные стороны.

От завода до дома было около шести километров и всю эту дистанцию мне пришлось топать пешком. Все тротуары оказались засыпаны снегом. Где-то его навалило по щиколотку, а местами чуть ниже колен. Поэтому я добирался до родного подъезда почти два часа. Ёлка была, как тот знаменитый на весь мир чемодан, не имеющий ручки, нести тяжело, а бросить всё-таки жалко.

Так я и сражался с кучей разных невзгод. Боролся с длинной разлапистой ёлкой, глубоким снежным заносом и сильным порывистым ветром, который всё время дул мне в лицо.

То есть, я бился одновременно с неподатливым деревом и с отвратительной зимней погодой. Только мысль о том, как обрадуется моя трёхлетняя дочь этой зелёной красавице, удерживала меня на ногах и позволяла продвигаться вперёд.

А ещё, эта мысль оберегала меня от очень большого соблазна. Кто бы знал, как мне хотелось бросить эту колючую мерзость к чертям и идти домой налегке.

Дата публикации: 30 декабря 2018 в 10:20