16
474
Тип публикации: Критика

3.1. Настасья Филипповна

 

Что ты знаешь о жизни, милая?

У тебя-то всё гладко-ровно.

Так поведать, как ночью выла я

Над своей судьбой разорённой?

 

Ты росла, хохотала с сёстрами,

Глупой маменькой – генеральшей,

Не терзалась страстями острыми,

Не смотрела в окно: «Что дальше?»

 

Этот князь, расскажи для чего тебе –

Беззаботной, счастливой, чистой?

Он мне – свет, он – средь стужи оттепель,

Он, как путь, что травою выстлан.

 

Всё тебе бы играться с ёжиком

(Нет, все слёзы твои – водица),

И не сглатывать крупной дрожи ком,

Слишком пристально глядя в лица.

 

…Зачеркнуть, пролистнуть и вырваться,

То и жить бы тогда смогла я,

Словно от роду мне четырнадцать.

 Дай спастись,  отпусти, Аглая…

 

***

3.2. Аглая

 

Часы. Остывший чай. Молитвослов.

Налился вечер тучей многотонной.
Распахивает отблеск свечки сонной
Приманку для беспечных мотыльков,
Прозрачных и почти что невесомых.

Ведь я была когда-то их сестрой,
Тончайшей, восхищенной, яркокрылой!
Плыла, влекома ветреным порывом,
Но, с легкостью покинув шумный рой,
Нашла лишь холод и покой могилы.

Нет, не мертвы друзья, но между тем,
Никто не даст руки жене плебея.
Черствеет ум, и сердце каменеет,
Душа грустит, моля об огоньке,
Что обожжет, но хоть на миг согреет.

Пусть ваша жизнь была как сон дурной,
Глаза, порой, сияли ярче солнца.
Теперь глядят с портрета тьмой бездонной,
А мотылек прошит стальной иглой
В альбоме предприимчивого ксендза.

Как черных мух гоню который раз
Печали о судьбе своей ужасной:
Возможно, участь лучшая у вас?

Пытаясь оттянуть смертельный час,
Взлетает мотылек и пламя гаснет.

Дата публикации: 06 июня 2016 в 22:25