11
340
Тип публикации: Критика

на белых страницах кляксы, на улице минус двадцать.
я окна заклеил скотчем, но дует со всех щелей.
на наших холодных кухнях мы знали как отрываться
от календарей и мира, от пола и от людей.
а в ванной холодный кафель, разводы на синей плитке,
где вытаял под напором горячей воды фрегат.
и мы под шипящим душем все прятались, как улитки,
на выкрашенной эмали, на сотни веков подряд.
в хрипящих колонках голос жует и смакует песню,
и стены в обоях желтых качаются будто в такт.
на наших концертах было значительно интересней,
там не было микрофонов, акустики и гитар,
там не было музыкантов, пюпитров и груды камер,
софитов и зажигалок, в качающихся руках.
была тишина и пара картонок под языками,
а значит и стылый космос на люстрах и потолках
но всякая тишь блаженна, и нет степеней молчаний:
шевелится в каждом ухе болезненный громкий звон.
я больше не вижу дней и я больше не сплю ночами,
боюсь в одиночку выйти во двор из квартиры вон.
там снег с заметенной крыши соскальзывает от ветра,
струится за тонкий ворот и гонит меня домой.
над белой страной сияет сиреневый рододендрон,
и лапы гигантских сосен шевелятся над холмом.

Дата публикации: 10 ноября 2016 в 23:46