0
Тип публикации: Критика
312

Ты - чудовище!
руки за спину! шагом! стоп!
Повернись. Отвернись. Подними. Опусти. Свободна.
Между нами расщелина, пропасть, дыра. И что?
Твой ответ равнодушен: «Как будет тебе угодно.»

Я готовлю бессмертие. 
Милая, не глотать. 
Это образный ряд, такая себе утопия.
Новый год на исходе, а там - досчитай до ста.
Мы умрём на закате, если не одинокие,
то, как водится, поодиночке.

Дуди в дуду! 
Улыбайся! Долой скукотищу, тоску! Конечно,
ты не веришь, что я сумею, не подведу...
Я впишу наше имя! Боже мой, скоротечно
мимолётное время. Но, право, кому пенять?
Даже боги плечами жмут, посылая к чёрту.

Смотрит врубельский демон, смотрит не на меня
и грустит о своём о чём-то.

Я луну растворю в стакане - и ночь темна -
миллионы далёких солнц не подарят света.
И кому они светят, если не светят нам?
И зачем они светят, если никто с рассветом
не подарит им взгляда, слóва?

К чему словá?
Ты, которая рядом, и то всё молчишь. Едва ли
я могу быть хоть чуточку! чуточку, но права.
Так забавно с молчанием молча играть словами. 

Если не с кем пшеницу от плевел (читай - от лжи),
если лапки поджать,
если вовремя грянуть хвостиком,
то и видимость жизни, видимо, тоже жизнь.
Только пресно, моя родная, добавим острого!

Что смеёшься, чудовище? 
Думаешь, что крива
Я, растущая по часам, вырастая к вечеру,
неизбежно умрёт?
Не бойся, смотри, трава
да и та не спешит умирать и под снегом, вечная,
просто тихо уснёт до весны. Скоротечна мгла.
День весенний звенит лучами до самой ночи.

Только полдень. И ты, как водится, умерла.
Я топчусь по тебе, вжимаешься в серость почвы
и, теряясь в траве:
«не одна
не одна
одна»
оставляешь меня в одиночестве.

Дата публикации: 15 декабря 2017 в 18:59