0
Тип публикации: Критика
107

В юность волной прибрежной ударит зрелость,
Впасть бы в беспамятство: опыт – чужая кожа,
И очутиться там, где ещё предела
Нет ничему на свете – пределу тоже,
Где каждый наплеск сбыточен, что тревожно:
Мальчик пока впервые приходит к морю.
«Мама, а разговаривать с морем можно,
Или оно, как небо, всегда немое?»
Рыбы, забыв о шторме, плывут на нерест:
Все золотые, кроме большой летучей.
Мальчик-старик глядит изумлённо: с неба
Ливни мальков швыряет на землю туча.
Он набивает ими битком карманы,
Чтоб отнести в лачугу к своей невесте,
Море и небо, думает он, не карма,
Карма – с одной и той же всю сказку вместе.
Карма, когда улов – жестяная банка,
Да и она в осклизлых объятьях тины,
И белену тайком принимает бабка,
Благо не зря её под окном растила,
Или, когда корыто заплесневело,
Ветхий домишко, не уследишь, и рухнет.
Мальчик себе готовит надёжный невод,
Чтобы в него попасться назло старухе. 

Дата публикации: 28 декабря 2017 в 03:03