5
Тип публикации: Критика
379

Тощает снег. Уставила воронки 
куда-то вверх щербатая земля. 
Всё менее контрастные вороны 
вышагивают строем по полям. 
У рва, полурастащен, скособочен, 
готовый скоро завалиться стог. 
Костлявые и ломкие, с обочин 
деревья тянут ветки. 

Весь продрог, 
нечастый гость открытого пространства, 
посматривал с унынием престранным 
в окно, где чёрный с белым некрасиво, 
как будто на берёзовых стволах, 
чередовались — сирая Россия! — 
пока меня на кладбище везла 
маршрутки уравнительная сила. 

Такая тьма крестов! Такая тьма, 
что не пробилась бы и Стикс сама, 
когда б мы в Греции… 
А впрочем, не до Стикса, 
ведь я в своём бессовестном мозгу 
отделаться от мысли не могу: 
поставил крест над мёртвым — открестился. 

А что ещё живущим сделать для 
ушедших? Разве горочку покрепче, 
чтоб горбилась могилами земля, 
горбатилась над душами умерших. 
И верно, это не семье, а ей 
отведены народом сорок дней — 
посмертные страдания уменьшить. 

Прокручиваю жизнь наоборот 
и косточки себе не без издёвки 
перемываю, понимая: вот 
и надо мной земле корпеть придётся. 
И так боюсь, ущербная душа 
не подлежит починке ни шиша, 
и времени не хватит на меня, но 
я у земли стараться попрошу: 
овсяное печенье раскрошу, 
из термоса полью — чем чёрт не шу...? — 
не к месту, разрази его, помянут. 

Дата публикации: 06 ноября 2018 в 07:52