3
340
Тип публикации: Критика

Человек родился,

не без пользы для мира жил,

и однажды умер.

 

Опытный хмурый скульптор

взялся создать ему памятник.

Жилистые, сильные руки

секли ненужное,

из крошева проступала суть,

плоть обливалась потом,

глыба материи откликалась пылью,

на умном красивом лике скульптуры,

слоем лежала грязь.

Памятнику требовался пьедестал,

чтобы придать масштабности.

 

Если признаться честно,

усопший творца достал.

А пьедестал, конечно,

не эврика, а геометрия

кондопростая, Эвклидова.

Хлопнул по лбу себя скульптор

и заказал доставку:

мрамора из Каррары.

Вырубил ровный квадрат —

белый как лоб Ариадны.

Взял и позвал халтуру:

куча рабов затащила

профиль на гладкий плат,

так аккуратно и нежно —

так бы могли только в Риме,

или простые шумеры —

выпростать Зиккурат.

Профиль стоял и качался,

профилю было скользко.

Мастеру что-то он ляпнул,

навроде: зачем вымыт пол?

 

Ветер сильнее дунул — грянул

анфас на профиль,

и вот почти небожитель

просыпался серой трухой,

как будто бы был из гипса,

который лежит годами

в обшарпанной травматологии,

где Логан стоит за углом.

А скульптор за голову –

как же?

Как может такое случиться?

Такое несчастье постигло,

а я ведь почти Дедал —

Но раз этот хвост отвалился,

то жопу вполне нарастить.

И с рвением за пьедестал —

вытягивал мрамор ввысь —

пока весь ансамбль лица

в небесной толкучке не скрылся.

– Ах как же, ах как же красив, —

прохожий, идя, повторяет, —

лилейный нежный отлив

в карраровом ровном квадрате.

Дата публикации: 21 февраля 2023 в 15:52