0
379
Тип публикации: Критика

Послушай, а лучше, мой милый, гляди

на тонкие руки, на плечи вот эти —

 жираф,

изысканей всех (двести лет ты мне так говоришь),

терзает изящным копытом,

и чёрная дева со страстью пускает стрелу —

из сказочных брег, из-за дальнего озера Чад.

Она долетает, её оперенье чудно́ –

по-птичьи. В груди раскидался объятьями хлад.

Пускай, хорошо, повторяй, что вся дождь,

вся свинцовый туман,

а знаешь, ты даже не самый таинственный гад:

на Невском, да, да, в Петербурге,

вот прямо сейчас,

идёт неуклюжий немножечко гиппопотам.

Ни мрамор, ни гроты ему не нужны.

Идёт, чтобы вырвать цветную стрелу.

"Не укради!" — частым почерком пишешь мне ты.

Я отвечаю: "Своё в Петербурге беру".

 

Тогда, дорогая, постой, и сама погляди,

как мимо каналов,  дворцов и лицея:

 

По-над Петербургом шествует шея.

И шея смущённа, и шея не верит.

Зачем здесь такое пространство воды?

Ужели столь жаждою страждете вы?

 

То - шея жирафа, который когда-то

Был призван на службу правительством Чада.

Та шея, теперь избежавшая ада,

Пытает мадонну о том, что ей свято.

 

Вот ты - маркитантка, степная как бронза,

Что ищешь ты здесь по-над льду тонком-тонком?

Ужели твой профиль на десять копеек

Спасёт хоть кого-то, хоть фарисея?

 

Спасёт хоть того же гиппопотама

Которого бросила бегемомама?

А стрелы, посланницы тёмной мадонны,

Ужели наполнят колодец бездонный?

 

Нам всем надлежит

то, что нами достойно.

Дата публикации: 21 февраля 2023 в 16:06