Это возраст, когда начинают здороваться за руку –
позже первых мыслей о девочках, но задолго до первого опыта.
Поначалу неловко и как бы стыдясь. В это время еще
марсианская пыль набивается в горло
по ночам и в особенные дневные минуты.

Потом это тоже проходит – оглядываясь назад,
сравнишь это с последним приземлением шаттла:
тихим ночным величием
прощания для посвященных.
Ты узнаешь только потом, вспоминая и увлекаясь.

Откуда-то – вдруг – привезенное поведение.
Выдуманные любимые цвета.
Взятые с потолка любимые марки напитков.
Роскошь придумывать то, что любишь.
Становление в пристрастии к спискам и результатам.

И это пройдет, было написано на кольце,
которое, говорят, нашли в отложениях мелового периода –
такое называется неуместный артефакт.
Попадет в компанию к винтикам и бороздчатым сферам,
жалким мелочам, забытым в гостиничном номере.

Человек, уставший быть человеком. Сбрасывающий тело, недолго следящий,
как оно падает в расщелину кожурой,
занятно переворачиваясь.
Человек, утекающий с тора Земли.
Сохраняющий память как топливо.

Мелочь, набравшая высоту и величие,
муха, угодившая в самолет.
Рукопожатия отменяются, как говорили люди,
по обыкновению,
не ведавшие, что говорят.

Дата публикации: 10 апреля 2017 в 02:37
Автор: Kampf Zufallig