Как тень мелькает за ее спиной

стремительной, как вспыхивает солнце

на втулке колеса! Она легка

как бабочка, и на лету трепещет

крахмальный фартук белый - догони!

И колея в черемушник ныряет,

и воздух, воздух хлещет и пьянит,

а я припал к рулю, верчу педали,

я догоню ее! Но нет, едва ли...

Как ненасытна жизнь в пятнадцать лет!

Записка в книге, зуд велосипедный

и целый день томишься, и во сне

куда-то сломя голову несешься,

она на раме, ты в седле - и прядь

отбившаяся горячит и дразнит,

а повернется - губы и глаза,

глаза и губы - и колючий шелест,

желанья полный, рама и седло - 

и пустота!... О, разрешенье плоти, - 

так выбивает пробку к потолку

и раздраженно пузырится пена!

А мы, душа, другие знали мы,

но пролетели врозь велосипеды,

лишь имена Simson и Diamant

еще тоской черемуховой веют,

послевоенной, злой...

Но чтоб теперь,

теперь столкнуться на перроне: ты ли? - 

и отшатнуться: круглое лицо,

прямая полногрудая фигура,

затянутая узким ремешком

как дачный саквояж, и зонт японский - 

чужое все! - и только твердый взгляд

как вызов да еще сухие губы

надменные...

Зачем, зачем всю жизнь

я догонял тебя? Теперь я знаю,

что первая любовь обречена,

но медлю почему-то... Так однажды

стоял я у киоска Porno-Sex,

о Принце Датском смутно вспоминая,

о вопле паровозном, о письме:

- я больше не люблю тебя, - а рядом

вечерний Копенгаген жил, и негр

глядел в киноглазок, а кто-то шею

тянул, чтоб оттеснить его, взглянуть,

увидеть нечто... Есть у нас секреты,

а тайны нет... Как вздрагивает зонт...

Нелепо говорить, молчать нелепо.

И хорошо, что поезд подошел.

- Звони! - и двери стукнулись резиной.

Не может быть, чтоб я тебя любил.

Не может быть. Я ничего не помню,

Но отчего же так не по себе,

как будто в чем виновен? Нет, довольно,

довольно с нас и собственных забот!

И мне они дороже тех кошмарных

счастливых снов, какие только раз

сбываются, когда мы не готовы

для счастья...

А она еще летит

как бабочка, еще летит, мелькая,

непойманная, легкая такая...

А иногда мне хочется шепнуть

как на духу, всего два слова: время

убийца, а не лекарь...

Дата публикации: 01 ноября 2017 в 15:13
Автор: Holden