Последний свой вечер беспечно

Создатель кружил по земле,

Он даже не выдумал плечи

и узкую бровь стрекозе.

 

Он так поспешил прекратиться,

что, всё перепутав, на ель

наклеил густые ресницы

от птицы по имени шмель.

 

Хомяк, надуваясь щекою,

качался, как старый мулла,

да дятел долбился башкою

в пустую могилу дупла.

 

Скакала, не двигаясь с места,

уральская зебра берез

туда, где и дятлу известно,

что это она не всерьез.

 

Свистал нарисованный ветер

внутри пластилиновых скал

за то, что на свете, на свете

Бог был, а потом перестал.

 

По струям дождя вертикально

на нерест в небесный простор

плотва поднималась нахально

со дна антикварных озер.

 

Пока исковерканный клевер

смотрел на коров изнутри,

на несуществующий север

они проплывали в пыли.

 

Гудели приборы природы,

шуршали архивы листвы,

и целое небо свободы

стыдилось своей пустоты.

 

И будучи чудом, страданье,

не тратя особенно сил,

глумилось внутри мирозданья

над тем, кто его сотворил.

 

А сбоку припёку ветшали

двуногие люди любви

и с собственной кровью играли,

пуская по ней корабли.

 

Животные кушали много.

Еда проходила насквозь.

И медленно не было бога,

и молниеносно жилось.


Дата публикации: 16 декабря 2017 в 13:50
Автор: Holden