Воздух седенькими складками падает. 
Снег припоминает мельком, мельком: 
Спатки — называлось, шепотом и патокою 
День позападал за колыбельку. 

Выйдешь — и мурашки разбегаются и ежится 
Кожица, бывало, — сумки, дети, — 
Улица в бесшумные складки ложится 
Серой рыболовной сети. 

Все, бывало, складывают: сказку о лисице, 
Рыбу пошвырявшей с возу, 
Дерево, сарай, и варежки, и спицы, 
Зимний изумленный воздух 

А потом поздней, под чижиком, пред цветиками, 
Не сложеньем, что ли, с воли, 
Дуло и мело, не ей, не арифметикой ли 
Подирало столик в школе? 

Зуб, бывало, ноет: мажут его, лечат его, — 
В докторском глазу ж — безумье 
Сумок и снежков, линованное, клетчатое, 
С сонными каракулями в сумме. 

Та же нынче сказка, зимняя, мурлыкина, 
На бегу шурша метелью по газете, 
За барашек грив и тротуаров выкинулась 

Серой рыболовной сетью. 
Ватная, примерзлая и байковая, фортковая 
Та же жуть берез безгнездых 
Гарусную ночь чем свет за чаем свертывает, 
Зимний изумленный воздух. 
Дата публикации: 01 февраля 2018 в 14:09
Автор: katrusia