Невозможно собрать воедино 
этот темный таинственный блеск, 
склеить кислой тоской муравьиной 
в оглушительной кроне небес. 

Разбредается счастье на части, 
на суставы и пряди свои, 
на мучительный рот, на безвластья 
муравьиного прах и слои. 

Темнокрылые губы и руки, 
напряженные жизнью своей 
в тридцати сантиметрах разлуки — 
как за тысячу желтых полей. 

Эта жаркая власть непонятна — 
быстрых пальцев, ресниц, губ и глаз, — 
за янтарной стеной многократно 
этот бред загорался и гас. 

Точно сон прерываемый явью — 
горизонт и за ним — горизонт, 
да дорога, которую плавит 
восходящее множество солнц. 
11 февр. 88 

Дата публикации: 16 мая 2018 в 16:00
Автор: Kampf Zufallig