В моей памяти властвует зелень.
Большой парк, много деревьев,
и посредине — памятник Шопену
и ряды скамеек, чтоб летом
слушать его музыку прямо на солнце.

В моей памяти властвует охра.
Цвет старого рынка
и королевского дворца,
придающий Варшаве привкус шафрана.
В этом городе грусть
вписана дождем в оконные стекла.
Живущий здесь знает, как тьма
набухает за окнами.
И отблеск лампы в черном стекле
все больше становится
отражением одиночества.

Психиатр возникает перед моими глазами
и толкует мне сны
меланхоличных продавщиц больших магазинов,
меж тем как поэт
хиреет средь рукописей.

В моей памяти властвует карий
цвет твоих глаз,
когда ты долго глядишь на меня
и так красноречиво молчишь.
Звезды, горящие в тверди
пригрезившегося ландшафта.
Зима, снег, налипший на отяжелевшие дворники.
Кого-то по-идиотски несет под трамвай.
Последнее увиденное им лицо
леденеет в его зрачках. 

 

пер. Дмитрий Сильвестров

Дата публикации: 11 июля 2018 в 17:25
Автор: Аламо