Рубрика: городская

Хрустальная ваза - кайма золотая,
Разбитая в дребезг, застывшая кровь. 
И в комнате муж, что случилось не зная, 
Стоял не дыша и нахмуривши бровь. 

Прошёлся он взглядом по шкафу пустому.
В ЧК позвонил, закурил у окна.
Потом ни себе, ни майору седому, 
Не мог объяснить, где родная жена. 

Его увезли, а квартиру закрыли, 
Согласно закону еще до войны. 
Её не нашли, а его посадили, 
На 20 годков за убийство жены. 

Шел 37, смерть гуляла по зонам, 
Его ж горемыку прошла стороной. 
И вот наконец вышел он из вагона, 
И шёл по пустынным аллеям домой. 

Звоночек залился, и сердце схватило, 
Невольно склонилась к двери голова. 
Но двери открыла, но двери открыла, 
Седого майора больная вдова. 

Он вышел из дому и в город далекий 
Уехал в надежде там встретить весну, 
И как-то однажды он брёл одинокий, 
И вдруг постаревшую встретил жену. 

Та встреча была, холодна как могила, 
Она лишь сказала: "Прости я ушла." 
"А вазочку жалко, её я разбила, 
Поранила руку, в дорогу спеша" 

"От жизни с тобой, я к другому сбежала, 
Боялась скандала, ведь ты не поймёшь." 
И вдруг она вскрикнула, и застонала, 
В руке хладнокровной блеснул острый нож. 

Он вновь позвонил, сообщил что случилось, 
Он верил, что смерть справедливый итог, 
Но снова над ним, небо клеткой накрылось, 
И чёрный опять подкатил воронок. 

"Ведь я же за это, сполна расплатился.
За это убийство уже отсидел." 
На совещание суд удалился, 
И приговор вынес: убийце расстрел.

Дата публикации: 04 марта 2019 в 09:31
Автор: stpol09