Да не о чем рассказывать - сидели...
Какое время года? Похоже, осень ранняя,
Сентябрь, октябрь... не знаю, может, август.
Из ртов шел пар, распутывали невод,
воняло рыбой, тиной... Разговор?
Молчали, в основном, лишь "ну" да "на".
Один одет был в дыры своего
тулупа куцего, другой - бог весть во что,
но тоже в этом роде. Жгли костер.
Шел синий едкий дым, похоже, что сырые
никак зажечься не могли дрова,
"Тулуп" сказал второму: "Бересты
подбрось" - я слышал это четко,
"Тулуп" заметно окал и в "подбрось"
дал волю сей особенности речи.
Второй безмолвно встал, полез в мешок,
присел к костру, и пламя затрещало,
безмолвно же вернулся он назад
и неводом продолжил заниматься.
Вот, кажется, и все... Ах, нет не все -
они запели!
Это до сих пор
по мне мурашек табуны гоняет
правдивой бессюжетицей своей -
у истины не выпросишь сюжета,
морали никакой не извлечешь,
как из дождя или других явлений
погодных... или, скажем, из огня,
которым можно любоваться вечно.
Вот то-то и оно, а нам с тобой
огня не изобресть, дождя не выжать
из низких даже туч... и ничего
не сочинить, похожего на этот
речитатив у пасмурной реки.
Да и не к спеху. Сеющих ветра
взошедшие всегда сжинают бури.
Для вида подосадуем на Бога,
нащупаем затылком потолок,
приметим крюк. Надежный ли? Похоже.
Запомним и забудем до поры,
до случая, до знака, до погоды
отвратной, подходящей на все сто
для темных дел. А крюк, словно подсвечен,
напомнит о себе и подмигнет
из тупика, из мрака обстоятельств,
как будто прокричит: "Сюда, сюда!".
Мы поплывем, как на маяк далекий,
на зов его железный поплывем...

Нас выволокут сетью на рассвете,
уже не шевелящихся, с душком,
"Тулуп" с неразговорчивым дружком -
точь-в-точь как эти.

Дата публикации: 12 октября 2012 в 02:45
Автор: Holden