11
692
Тип публикации: Совет

А ты ехал рядом, слушал и думал: так вот из каких ты широт!..

Серость, болота, камень и мох, или как ты сказала? Ягель.

Дабы здесь выжить, предки ловили форель и шпрот, 

возводили стены, чтоб уберечься от влаги.

Близко зима - не говори так, известно, чем кончили Старки.

Нарты быстры - быстрее метро в землях вечных мерзлот.

Среди сосен, морошки, мошки - угрюмо растут к небесам хибарки,

город скрипит, бетонными сваями плавя лёд.


Свистать всех наверх! - на промерзшую скользкую рею,

карабкался предок, выискивая берег в снежной мороси.

На берегу ждали жены, дети, любовницы - висли на шее

Целовали, грели лица в заиндевевшей поросли.

 

Порт, портовый поселок, асфальт, маяк, 

аэропорт и ж/д вокзал

Предок как мог, так и выживал:

взращивал моряков, просаливал, вялил и закалял,

набивал ими брюхо железной рыбины,

слал во мрак.

Гвозди бы делать из этих людей,

трубочный злой табак!

 

На берегу залива, рельсами, грузовыми кранами волосат,

Город-порт, город-герой, город-я-не-вернусь-назад - 

натянут вдоль скал мой Мурманск,

просолен и полосат.


...старый абориген у камня курит свою трубку мира.

Шкуры его в заплатах, 

внуки его плечисты,

слегка пузаты,

не так суровы, как он,

но, как он, не сеют.

их тянет на юг. 

абориген седеет,

машет рукой и прижимает к груди

перед пинком под зад.

Потом говорит: иди.

Внуки его уезжают, дети взрослеют рано, 

их зовет кали-юга, синтетический город-сад

со всей своей неуёмной силой.

...и меня заманилаСеверная Пальмира.


За вагонным стеклом - негасимый полярный день

ликует, отражаясь в речной горсти,

и на местной символике - смешной мохнатый олень.

Я дома. Хотя приехала погостить.

Дата публикации: 09 февраля 2015 в 10:38