68
Тип публикации: Критика
810

Вот, стою, шепчу пред Всевышним:
О, если бы только осыпались неслышно
Тебе – на живые веки
Лепестки черёмух, яблонь и вишен,
А не на мёртвые –
Прах, цементная пыль, негашёная известь…
Прости, что мучаюсь,
Меня давно пора за руку вывесть,
Как Лазаря, по имени вызвать –

Живую сестру мёртвого брата,
Как с тёмных улиц звали домой когда-то.
Бывает, задумаешься вдруг –
Ужас усиливается десятикратно,
Цепенеешь, дышать трудно,
Словно воздух отравлен и обезвожен
И ничего не изменишь –
Ужас под рёбра в нутро вложен.
Мне говорят: «Зачем свою боль длить и тревожить -

Твой горький кубок до дна выпит».
Но кто что знает о слабом хрипе,
Когда вечер, май,
Едешь по трассе – по сторонам садов кипень,
Солнце висит низко,
И каждый двор медным светом залит,
Но невозможно?..
О, если бы мне всё предсказали,
То я б не поверила, прочь послала.

Я знаю, ты молился тогда горячо, бездонно,
Чтобы лепестки черёмухи на ладони
Не казались мне жирными хлопьями пепла,
Следами сокрытых (как в воду концы) беззаконий.
Ты заклинал: «Живи, сестрица,
Что бы ни случилось, себя хоронить не надо,
Пройдёт время – оно всё сотрётся.
Я не хочу, чтобы твоя жизнь становилась адом,
Полем озимых, побитых градом».

Увы. Всё выжжено и фонит, как Чернобыль и Хиросима.
Не прикоснуться. И рядом побыть невыносимо.
Нет, чудес не бывает.
Нас никто с наших крестов не снимет.
Но там, глубоко, царапает жажда:
Закрыв глаза, разморённый от тёплого света,
Ты стоишь, добрый и мудрый,
Над тобою – цветущих вишен упругие ветви,
Белые лепестки на твоих веках.
16.05.-08.06.15

Дата публикации: 10 мая 2016 в 10:21