75
Тип публикации: Совет
725

Петербургский театр начинается с двери – дамбы, 
И с фойе залива, просторного, словно площадь. 
Дальше – вешалки кранов порта, оспорить дабы 
Афоризм Станиславского. Гардеробщика мощи. 

Звать Василием. Служит со дня основания. Старый, 
Ещё первого постановщика помнит чётко. 
Помнит зрителей крики, помнит актёров свары. 
В серых пальцах трясутся линии, словно чётки. 

Проходи же в зал – чай, билет за полгода куплен? 
Вот партер Дворцовой (занавес, словно тога), 
Бельэтаж Литейного – сдайся скорей ему в плен! 
Что играют? Вчера был Чехов, сегодня – Гоголь, 

Послезавтра пойдут какие-то оперетки 
И балеты, что ставят реки, мосты, каналы… 
А под утро – премьеры пьес, что прискорбно редки: 
Небо хмурое полыхает стальным и алым. 

Наслаждайся видами храмов и подворотен, 
Вызывай на бис постимперские пейзажи, 
Но запомни: здесь плач и смех выдают по квоте. 
Все вокруг молчат, словно статуи в Эрмитаже. 

Их не тронет прибой букетов и плеск оваций, 
Море славы… Они – как боги на древней фреске. 
Можно сколь угодно с проспектами обниматься, 
Брудершафт устраивать с пьяным, богатым Невским – 

Не поможет. Не расколоть их. Не вкрасться в душу. 
Поначалу беззвучны сказочные спектакли. 
Ты навек обречён только шелест дыханья слушать. 
Кто с порога болтал с чужестранцами? Чушь, не так ли? 

Кто не шлялся по Петроградке в метель и слякоть, 
Кто и часа не простоял на мосту Дворцовом, 
Наблюдая Невы вздувающуюся мякоть… 
Кто ни разу дождливым ветром не поцелован, 

Кто с актёрами не делился наивным горем, 
Кто не нюхал плесень фасадов и декораций, 
Для того Петербург – бессловесный, старинный Голем, 
Что умеет, как шут, приплясывать и кривляться. 

Осознай бесполезность этики, чувства такта. 
Пропотей этим городом в белую ночь-горячку. 
Походи по ярусам вечным в момент антракта, 
И в буфете купи конфет алкогольных за щеку. 

Выбрось прошлое: вот он, пафос первопроходца! 
И польётся музыка из оркестровой Мойки. 
Дирижёрской палочкой Троицкий мост взметнётся, 
И застынешь ты, и останешься тут, поскольку 

Будешь принят в труппу «Балтийское Междуречье». 
Улыбнётся гранитный лев: чей-то путь окончен. 
Медный Всадник скажет: «Ты, слыша наши речи, 
Онемеешь под ораторию белой ночи».

Дата публикации: 08 октября 2016 в 22:05