7
Тип публикации: Публикация
Рубрика: цикл стихов
84

1. Я. С.

Меланхолия. А. Дюрер

Загадочна, трагична, одинока,

Не женщина, не демон, а болезнь,
Которая уводит раньше срока
Поэтов в бесконечный темный лес.

И тридцать семь, и сорок два - не возраст.
Я - старше, но, по-прежнему, глупец.
Смешно писать про грёзы, или грозы,
А также, про начало и конец.

Вернемся к "Меланхолии". Картина
В себя включает все, что знает свет.
Причудливая смыслов паутина, -
Всё дело в том, поэт ты, или нет.

Далекий гений нами не осознан,
Гравёр, родоначальник, Ренессанс...
Стареет мир. И скоро будет поздно
Познать всё то, что Дюрер знал о нас.

 

2. Б.В.

Рисованный возможно на натуре
Старинный холст висящий на стене
А за оконом страна давно в говне.
Но в общем-то дела вполне в ажуре.

А где-то лоскуты на абажуре
И что не снилось даже сатане
Осуществилось массово вполне
Пусть в изысках и поспособней Дюрер.

Был мир в средневековие жесток
Зато сейчас бежит в колючке ток
Уран обогащают центрифуги

Того гляди опередят "Зер гут"
И бомбой дикари весь мир сожгут
Дабы поразвлекаться на досуге.

 

 

3. Я.С.

 

Я часто слышу фразу "Зеер гут",
Но, вторя Станиславскому, не верю!
Где homo - lupus, все друг другу - звери,
Пророки и трибуны вечно лгут.

Поэт, актер, философ, драматург,
Художник, все рисующий с натуры -
Рабы своей же внутренней цензуры,
Объявят новой модой наготу.

Где свет - не свет, а тьма наоборот,
Не логика - софистика цветет,
Вы помните про платье короля?

Мне хочется ответить, как еврей,
На этот "зеер гут" - "азохн вей",
Добавив, про себя конечно, бля!

 

 

4. Б.В.

 

Усталый боинг рейсом из Рабата 
Прибыл и тут же выгрузил в Орли 
150 французов бородатых -
Мухамедов, Ахмедов и Али...

Они отчизне новой принесли
Свою любовь к законам Шариата,
Страсть раздавать соседям ****юли.
И спрятанные в багаже гранаты.

Выходит если надорвался бош
Так у араба просят:"Уничтожь"
И нации нельзя без суицида?

Иль выжить можно только в темноте.
А вот эгалите, фратирните 
Способствуют исчезновенью вида..

 

 

5. Я.С.

 

Динамика проста, как дважды два.
Как только Робеспьеры рвутся к власти,
Бурбоны разлагаются на части:
Парламент - гильотина - голова.

А, впрочем, здесь Бурбоны ни при чем,
Коньяк с такой фамилией прекрасен!
Но истинно ужасен и опасен
Борец за правду, ставший палачом.

Ульянов, Шикельгрубер, Робеспьер,
И прочие певцы либерасьона,
Залили страны кровью "на ура".

Но прошлое Европе не в пример,
Ни Рима нет для них, ни Вавилона,
Лишь лозунги и прочая мура.

 

 

6. Б.В.

 

Что на центральных полосах газет?
Чему там учит и ТВ и школа? -
Да как в условьях перемены пола
Кому в какой в идти ватерклозет.

Что было лишь вчера за гранью фола
Проникло в треп за чаем и бизе,
И средний обыватель ротозей
Обходится уже без валидола.

Ни "хорошо", ни "плохо" больше нет,
Как комментатор осветит предмет,
Такие значит нынче и устои.

Но есть и уязвимая пята
В инстинкте с толку сбитого скота:
За эту жизнь боротся и не и стоит.


7. Я.С.

 

Такая жизнь не стоит и гроша, 
Пусть даже ты живёшь в родных пенатах. 
На бреющем дотянешь до зарплаты
Но ропщет возмущенная душа. 

Ей хочется то в Лондон, то в Париж, 
(Не будем про Багамы и Майями), 
Полезно обложить её. ...- ями, 
Сидела чтоб под полом, словно мышь. 

Не жизнь у нас, а цирк или курьез, 
И кажется, её уже всерьёз 
Давно никто из нас не принимает. 

Но, может быть... нет, лучше промолчу, 
Пока не нашептали палачу, 
Который за кулисами скучает.

Средний рейтинг: 4
Дата публикации: 19 марта 2017 в 16:51