66
Тип публикации: Критика
566

 

Тоска, Сезария. Тоска. Как говорят на Кабо-Верде, 
содад. Июль. В небесной тверди 
еще одна взошла заря. И облака плывут, как вата, 
над раскаленностью Леванта, 
где век за веком, день за днем 
все туже узел, и на нем 
следы от плясок сильных мира, 
Дамаск, Кейсария, Пальмира... 
Невесть что тянет здешних, пришлых - 
во славу Будды, к чести Кришны 
лишь их поклонников орда 
не посылала войск сюда. 

Содад, Сезария, содад. Бежит асфальтовая лента, 
летит очередное лето, 
светилом варварски палимы, 
приходят в иерусалимы 
паломники... Неумолим 
и грозен Иерусалим, 
до склок, до бойни, до резни 
он свой у каждого из них. 
Но день сегодня вышел тихий - 
нигде ни бомбы, ни шутихи, 
и в полной выкладке солдат 
скучает у стены... Содад. 

Она, Сезария. Тоска. В гармониях твоих креольских 
неявно проступает Ойстрах, 
но - что в Киото, что в Версале - 
мотив тоски универсален 
по всяким поводам любым... 
Под общим небом голубым 
уже никак не схорониться, 
и там проведена граница, 
эфир нарезан и озон 
кусками бесполетных зон... 
Мир накануне марш-броска. 
Тоска, Сезария. Тоска. 


*Содад – термин, встречающийся в креольском (sodade), 
португальском (saudade) и испанском (saudade) языках, 
и не имеющий аналогов во французском, английском 
и русском языках. Содад - смесь ностальгии, меланхолии 
и нежности, где ностальгия (nostalgie – в значении термина 
- боль, утрата, «тоска по прошлому»), здесь - своего рода 
чувство утраты настоящего.
 

Средний рейтинг: 3
Дата публикации: 08 июля 2017 в 09:05