122
Тип публикации: Критика
468

 

Крупный писатель лежал на кровати,

Лежал и смотрел в потолок

На крупную муху, которая, кстати,

Смотрела загадочно вбок,

Где толстый паук, ещё более толстый,

Чем муха, смотрел с потолка

На крупную рыбу, которая просто

В два раза крупней паука,

Глазевшую, надо сказать, не мигая,

Как будто бы удивлена,

На очень упитанного попугая,

Упитаннее, чем она,

Который сидел и поглядывал молча

На кошку, размером (о-го!)

Гораздо крупней и значительно толще,

Крупнее и толще него,

Которая глаз не сводила с кровати,

Где, хоть не такой, как кровать,

Но тоже довольно обширный писатель

Хотел это всё описать,

 

Устало открыл блокнот – 

Всё стало наоборот,

Смущённо закрыл блокнот,

Открыл удивлённо рот:

 

Что-то не так, обстановка другая,

И кошка глядит, между тем,

Не на писателя, – на попугая,

Который не так крупнотел

И смотрит на более мелкую рыбу,

А ту привлекает теперь

Паук, он поменьше, чем рыба, калибром,

Но тоже порядочный зверь,

Который косится на толстую муху,

Чья тушка не так велика,

Как туловище паука, а толстуха

Поглядывает свысока

 

Туда, где какая-то точка в кровати,

Некрупное что-то в огромной кровати,

Должно быть – букашка лежит на кровати,

А, может быть – хлебная крошка в кровати,

И, уж конечно –  не крупный писатель,

Не видно почти ничего на кровати,

 

Ведь крупный писатель, лежащий в кровати,

По мнению мухи, так мал –

Поскольку пока ещё крупный писатель

Ни буковки не написал.

 

Средний рейтинг: 4
Дата публикации: 23 октября 2017 в 23:11